Добавить в закладки

Заметки о московских и питерских борзых

 Фото Тамары Лязгиной
Фото Тамары Лязгиной

Так получилось, что в 2007 году мне удалось поработать на двух довольно крупных выставках: Региональной МООиР в Москве (около 90 собак) и на выставке "Елагин остров" в Санкт-Петербурге (52 собаки младшей и средней групп). Было весьма интересно сравнить поголовье двух крупнейших центров разведения русской псовой борзой, тем более что эти центры исторически имели различия в видении породы. Конечно, нельзя говорить, что просмотренные собаки дают исчерпывающее представление о состоянии породы: любая выставка - это всего лишь некий срез, однако и он достаточно показателен. Для удобства будем рассматривать стати в том порядке, как они описаны в стандарте.

Общий вид, тип конституции.
В массе своей питерские псовые суше московских, и, пожалуй, переростков там все-таки меньше. Однако и там появились массивные крупные собаки с рыхловатой подкожной клетчаткой, пока их не много, но тенденция это опасная, тем более что рядом Финляндия, известная своим пристрастием к крупным, рыхлым, обильно одетым собакам. Пока это отдельные собаки, но питерцам стоит насторожиться. В организме все взаимосвязано. Если мы ведем породу в старинных традициях, то есть прежде всего как охотничью собаку, то и к ее экстерьеру мы должны предъявлять требования, которые обеспечивают ее работоспособность. Тут важна не только анатомически правильная сложка, но и определенная физиология. Когда ведутся споры о росте псовой, говорят о сантиметрах, а можно подойти к этому с другой стороны - крупная собака соответственно больше весит. Я не знаю, проводились ли исследования на борзых, а вот с гепардами и ездовыми собаками биологи поработали. Знаете, какой они выводят весовой оптимум для ездовой лайки, т.е. собаки, которая должна держать скорость около 40 км/ч, несколько десятков километров? 20-25кг. Меньше не выгодно, так как потребуется слишком много собак для упряжки, а больше нельзя, потому что такие собаки не могут долго держать скорость из-за того, что... перегреваются. Длина скачки гепарда, как правило, не более 400 м, и температура его тела стремительно поднимается до критической. У собаки охлаждение идет через рот и немного через ушную раковину (именно поэтому южные отродья тяготеют к увеличению уха). Тяжелая, да еще хорошо одетая борзая просто сварится на скачке, а мы требуем от них работы. Добавлю еще, что такие собаки складываются позднее, быстрее прекращают работать, каждый сезон требуется больше усилий, чтобы ввести гиганта в форму, на угонках их сильнее проносит, а на старте им требуется больше усилий, чтобы преодолеть инерцию покоя. Как сказал один борзятник, законов физики никто не отменял, кстати, и законов физиологии тоже. К сожалению, в угоду шоу-моде мы продолжаем приветствовать крупных тяжелых собак. Русская псовая 19 века - собака исключительных охотничьих достоинств. Не поленитесь, пересчитайте старинные вершки в сантиметры, и вы получите собаку немногим крупнее современной хортой. А ведь с этими собаками охотились на волка, где нужна еще и сила, тем не менее, они "не росли", поскольку жесткий отбор отсекал не функциональных собак. На фоне современного поголовья средний и некрупный рост пора приравнивать к редким достоинствам, если мы все же хотим видеть русскую псовую в поле.

Формат. По форматам московские псовые благополучнее питерских. Длинных, просторных колодок в Москве больше, хотелось бы закрепить это достижение. В Петербурге преобладают собаки квадратного формата. Длинная собака на скачке делает соответственно более длинный прыжок, а это напрямую связанно с экономичностью хода и резвостью.

Псовина. Пожалуй, по структуре псовины питерские борзые выигрывают, а по богатству уступают. Там реже, чем в Москве, встречаются борзые с прямоватой, пушистой и грубоватой псовиной, с нетипичным распределением ее по корпусу. С моей точки зрения правильная структура псовины важнее ее обильности: колли тоже богато одета, но мне бы не хотелось видеть борзую в такой одежде. Правильная структура псовины - фактически вопрос породности. Кстати, на Елагинской выставке мне пришлось пару раз ощупывать конечности борзых на предмет строения костей - не круглая ли кость. Так вот, кость-то оказалась плоская, а вот псовина была неправильной структуры, не атласная и прилегающая, как требуется по стандарту, а отставала от кожи, топорщилась. Потому и создавалось впечатление, что предплечья кругловатые. В стандарте ясно сказано - "предплечья при осмотре спереди узкие". При осмотре, а не при прощупывании! Если конечности на взгляд не плоские, то в принципе безразлично, по какой причине: кость ли круглая, или псовина непородная, или сухости не хватает, это не важно.

Кожа, мускулатура, костяк. На региональной выставке МООиР 2007 года меня поразило количество собак со слабым связочным аппаратом. Это просто бич какой-то! Я даже усомнилась - может, мне кажется? На всех последующих выставках я стала осматривать конечности с особой пристрастностью. Нет, если с ногами все нормально, то это и видно - не спутаешь. Псовые с хорошим связочным аппаратом из природы не исчезли, но у московского поголовья с этим большие проблемы. В Питере ситуация гораздо более благополучная, из выставленных "На Елагине" собак лишь единицы имели слабые связки. Недостатки конечностей, конечно, встречались, но они не были связаны с плохим связочным аппаратом.

 Фото Тамары Лязгиной
Фото Тамары Лязгиной


Голова. Когда-то Москва гордилась красивыми головами, сейчас стильных, красивого рисунка голов у нас, прямо скажем, маловато. Основная масса голов хоть и без серьезных недостатков, но неинтересных, да еще зачастую с мелковатым глазом. В Санкт-Петербурге ситуация много лучше. Конечно, попадаются там и "утюги", и просто головы с резковатыми линиями, но основная масса голов стильных, красивого рисунка, с крупным глазом. Просто глаз отдыхает! Очень важно сберечь это качество. К сожалению, при нынешнем изобилии и даже преобладании производителей и кровей с простыми головами, это совсем не так просто, по крайней мере требует специальных усилий. Я хорошо помню самонадеянные размышления московских разведенцев не таких уж давних лет: дескать, важно добиться колодки (псовины, конечностей и т.д.), а поправить головы - это раз плюнуть. Ага, поправили. Это качество (заметьте, важнейшее породное качество!) в поголовье совершенно размыто, и сейчас за хорошие мы считаем головы без недостатков, но неинтересные по рисунку. Я, грешным делом, немножко художник, так вот, лет 15 назад хотелось нарисовать почти каждую собаку - шарма-то сколько, рисунок какой, чудо просто. А сейчас глазу не за что зацепиться. Обращаюсь к питерским заводчикам: не повторяйте наших ошибок, не будьте самонадеянны. Говорят: "голова - полсобаки", голова псовой больше, чем полсобаки, это ее визитная карточка, фирменный знак. Недаром РКФ, даром что эксперты-оллраундеры редко в головах разбираются, а все же выбрала эмблемой профиль борзой! Я в основном полевой эксперт, мало кто больше меня цепляется к сложке и ногам. Но мне неинтересна даже идеально правильная анатомически псовая с головой, к которой применимы лишь эпитеты "длинная" и "сухая" и все! Для меня тогда просто смысл теряется в этой породе: в мире достаточно пород, можно найти и крупных, и лохматых; если говорить о поле, то работают хортые и степные в массе лучше. Нет, псовая уникальна именно тем, что, являясь по существу произведением искусства, при этом еще и показывает высокие полевые достоинства! И не надо занижать планку.

Уши. Так же как в Москве, уши в Питере встречаются самые разные, к сожалению, в большинстве с концами, опущенными вниз, а не затянутыми вдоль шеи. Видимо, питерским борзятникам не удалось удержать то преимущество, о котором когда-то говорила Е.Ф.Дезор, анализируя московское поголовье.

Зубы. Если судить по результатам этих двух выставок, в Питере недостаток премоляров гораздо более распространенное явление, чем в Москве.

Колодка. Про форматы мы уже поговорили выше. В отношении крупов ситуация в Москве и Питере приблизительно одинаковая - излишне покатые крупы встречаются, но сегодня это не бич для породы. В отношении "верха" у кобелей ситуации также похожи: в среднем от четверти до трети ринга имеют хорошие спины. Это гораздо лучше, чем еще лет 5-8 назад, но все же ситуацию со спинами пока нельзя назвать благополучной.

Конечности. Тут положение в двух центрах разведения борзых абсолютно различны. В Москве преобладают конечности правильных пропорций, с хорошо очерченными углами. Проблемы у нас в основном связаны со слабым связочным аппаратом. Кстати, у московского поголовья последнее время участились случаи возникновения артритов после очень малозначительных травм, причем у молодых собак. Все эти беды "разлиты из одной тарелки" и это очень тревожный звоночек: мы теряем здоровье. Можно, конечно, по-прежнему не замечать возникающие проблемы, но не стоит забывать, что без здоровья ни породность, ни правильность сложения уже не имеют значения. Какой же выход? Боюсь, мне придется сказать очень непопулярные веши. Не секрет, что городские владельцы в силу своей психологии и благодаря близости к благам цивилизации будут любимую собаку лечить до самозабвения. Проверить рабочие качества в городе в полном объеме невозможно. В них ведь входит не только способность догнать и поймать зверя. Это и способность собаки без ущерба для себя работать по любым грунтам и на любой местности. Выносливость в смысле способности работать в течение всего сезона, не зная усталости; неприхотливость; легкое заживление ран и даже хорошая оплата корма. Т.е. хорошая охотничья собака должна быть крепкой, беспроблемной в выращивании и кормлении. Проверить все это в полной мере у городской собаки невозможно. У нас зачастую собака на две недели вывозится в поля, а потом год зализывает раны, окруженная армией ветеринаров и на лучших диетических кормах. При этом она считается рабочей - диплом-то есть. Если, уважаемые любители русской псовой борзой, вы не хотите придти к породе, представители которой без ветеринаров шага ступить не смогут, пора задуматься над этими очень серьезными вопросами. Настало время обратить самое пристальное внимание на поголовье из глубинки, от практических охотников, наладить постоянный обмен поголовьем с регионами, тем более что крови-то в регионах те же самые, а вот здоровье у собак проверено. По возможности нужно пропускать часть (желательно большую) рожденного поголовья через содержание у практических охотников. Среди городских любителей хортых большая часть заводчиков уже относятся к этому как к осознанной необходимости. Мотивация "жалко отдавать щеночков в деревню" отступает перед мотивацией "хотим иметь жизнеспособную здоровую породу".

Но вернемся к выставке. В Санкт-Петербурге ситуация другая. Там слабый связочный аппарат имеют единичные особи, как правило, несущие в себе импорт последних десятилетий. Хотя возможно, что в каких-то клубах ситуация и похуже, но я говорю о выставленном поголовье. А вот анатомических недостатков совсем не мало. Довольно распространено прямоватое плечо, что в обще-то не удивительно при часто встречающемся укороченном формате. Имеются слишком длинные и наоборот укороченные пясти, пясти отвесного постава. Задние конечности: недостаточные углы, Коровина, высокие плюсны и т.д. Практически весь спектр, но, кроме прямоплечести, нельзя сказать, что какой-то недостаток сильно распространен в породе, поэтому есть надежда, что эти дефекты не носят закрепленного характера и от них можно избавиться при помощи правильного подбора производителей. "Круглой кости" мне не встретилось, но кругловатая была: как и следовало ожидать, у собак достаточно массивного телосложения, но их пока, к счастью, не много. А вот с таким породным признаком русской псовой как русачья лапа в Питере, как и в Москве, дела обстоят неважно. Пожалуй, все же овальных и сухих лап больше, чем в Москве, но и кошачьих достаточно много.

Правило. Идеальное правило по-прежнему не часто встречается как в Питере, так и в Москве. Хочется напомнить, что правило - один из важнейших породных признаков.

В изложенном выше материале я намеренно не упомянула ни одной конкретной собаки. Просмотренного поголовья недостаточно, чтобы производить "разбор полетов" по кровям и делать выводы, а отдельные клички только дезориентировали бы читателя и, возможно, привели бы к тенденции и понять, к чему мы движемся, так сказать, попытка за деревьями лес увидеть. Думаю, это полезно каждому - отвлечься от своих личных собак и посмотреть на породу пошире. Никакая часть не может быть независимой от целого, одновременно на целое оказывает влияние каждая часть. Не хочется говорить высокопарно, но от нас в большой степени зависит, какое завтра будет у русской псовой.

Лада Пономарева


Журнал «Борзые МООиР», выпуск 2, 2008 год.



Другие новости сайта borzoi.org.ua

03 апр, 2011 | Helena


« Предыдущий - Следующий »
---------------------------------------------

Комментарий

Комментариев еще нет. Вы можете стать первым!
Регистрация не обязательна!

Оставить комментарий

Для комментирования вы должны зайти как пользователь

Категории

Поиск

Реклама