Добавить в закладки

Псовая охота в археологических находках

Эта публикация Алексея Оболенского была размещена на сайте журнала "Охотничий двор" в 2011 году. К сожалению, у меня не сохранились две иллюстрации из собрания автора, которые сопровождали текст.

* * *

Несколько лет назад мне уже довелось писать о необычной находке. На территории Московского Кремля столичные археологи в культурном слое рубежа XV-XVI вв. обнаружили левую плечевую кость скелета гончей собаки. Эти и другие находки могут служить убедительнейшими свидетельствами существования борзых и гончих собак на территории современной России задолго до мифического заимствования «татарского способа травли борзыми при помощи гончих», привнесенного в охотничью историографию работами Кишенского и Сабанеева.

Впрочем, не стоит забывать и о том, что в годы, когда читатели впервые получили возможность познакомиться с книгами Кишенского и Сабанеева, отечественная археология пребывала еще в зачаточном состоянии, а до открытия на Неретинском раскопе в Великом Новгороде 26 июля 1951 г. первой берестяной грамоты оставалось без малого столетие.

Еще в 1959-63 гг. советский археолог Э.А.Сымонович произвел раскопки поселения Журовка в Черкасской области Украинской ССР. Поселение это относится к археологическим памятникам Черняховской культуры. В культурном слое III-IV вв. н.э. было обнаружено и определено 6817 костей, принадлежащих различным домашним и диким животным. В числе прочих обнаружен и череп собаки, у которого «величины таких индексов, как морфологическая лицевая ось, длина носовых костей, ширина морды между крайними резцами, ширина и высота мозговой коробки, ширина костного нёба, длина хищнического зуба, лежат вне пределов изменчивости этих признаков не только у древних собак лесостепной полосы, но и у всех других известных нам собак Восточной Европы. Если обратиться к поискам краниологических аналогов среди современных пород собак, то, пожалуй, череп из поселения Журовка наиболее близок черепам борзых» (Цалкин В.И. Древнее животноводство племен Восточной Европы и Средней Азии: Материалы и исследования по археологии СССР, № 135. - Москва: Наука. 1966).

Мнение, высказанное в 1966 г. профессором, зоологом, последовательным противником «лысенковщины» в нашей науке Вениамином Иосифовичем Цалкиным (1903-70) особенно интересно, если учитывать гипотезу о последующем перерастании Черняховской культуры в древнеславянскую и древнерусскую. И уж тем более эта археологическая находка вступает в серьезное противоречие со словами Сабанеева о том, «что у славян в древности не было и не могло быть борзых».

Одновременно тот же В.И.Цалкин уже в другой своей работе, основанной на результатах раскопок в столице Золотой Орды - Сарай-Берке (верхнее течение Ахтубы), ни слова не говорит о присутствии в культурном слое археологических памятников костных остатков собак, мало-мальски схожих с борзыми (Цалкин B.И. Домашние животные Золотой Орлы // Бюллетень Московского общества испытателей природы. 1967).

Заслуживает внимания и другой вывод, сделанный Цалкиным: «Представляется достаточно очевидным, таким образом, что в жизни населения столицы Золотой Орды охота не имела сколько-нибудь существенного хозяйственного значения». Вместе с тем «в поселениях Киевской области (даже не говоря о поселениях софиевского типа) мы уже встречаемся с гораздо более высоким процентом особей диких животных, указывающим на большее значение охоты» (Цалкин В.И. Древнейшие домашние животные Восточной Европы. - М.: Наука. 1970).

Не менее важным, чем находку черепа в Журовке, следует признать и обнаружение в Новгороде двух берестяных грамот, в которых упоминаются гончие собаки. Первая из них широко известна. Речь идет о грамоте № 135, содержащей первое упоминание слова «выжл», найденной близ Неревского раскопа и хранящейся в собрании ГИМ.

Вот перевод этого памятника: «Челобитье от Иева Василию Игнатьеву. Слугу, что ты послал с седлами да с гончей, по этому (т.е. по седлам и гончей) опознали и обвинили в краже. А что было из имущества твоего и моего, то все взяли, а самого [слугу] смертью казнили. Так что позаботься, господин, о детях моих (т.е. прими на себя заботу о моей семье)».

Стратиграфической даты грамоты нет. (В археологии стратиграфией называют взаимное расположение культурных слоев относительно друг друга и перекрывающих их природных пород, установление которого имеет критическую важность для датирования находок - стратиграфический метод датирования - А.О.). Внестратиграфическая датировка - последнее 20-летие XIV в.. 1380-1400. (Зализняк А.А. Древненовгородский диалект. - М.. 2005. - С. 626).

Однако есть и еще одна грамота, служащая несомненным подтверждением не только существования в лексиконе древних новгородцев слова «выжл», но и наличия в те далекие времена самих собак, носящих это название. Это грамота № 948, обнаруженная в Никитинском раскопе, усадьба «Б», хранящаяся ныне в МГУ.

Стратиграфическая дата: середина 3-й четверти XIV в., внестрати графическая дата: 20 - 90-е гг. (предпочтительно 60 - 70-с) XIV в. К сожалению, мы имеем возможность ознакомиться лишь с поврежденным фрагментом этого памятника:
«Наказ от Парфея Еремею. Что касается ржи ...? (Конец 2-й строки належно восстановить не удается; можно предполагать)... мину[л](ось) не хо(ди) [то эта нужда] миновала — не ходи». Далее: «А насчет гончей: я пошлю [ее] с Оксентьем к Остафье. Если (или: Что) ты не отдал...?»(Зализняк А.А. Древнсновгородский диалект. - М. 2005. - С. 572.).

Хочется верить, что новые находки отечественных археологов вскоре принесут очередные дополнительные свидетельства существования в Древней Руси псовой охоты и борзых, и гончих собак.

Алексей Оболенский


Журнал "Охотничий двор". Июнь. 2011г.


Другие новости сайта borzoi.org.ua

13 апр, 2018 | Helena


« Предыдущий - Следующий »
---------------------------------------------

Комментарий

Комментариев еще нет. Вы можете стать первым!
Регистрация не обязательна!

Оставить комментарий

 


Категории

Поиск

Реклама