Добавить в закладки

Хортые борзые

Эта порода аборигенных борзых юго-западной части России была описана и стандартизована в 50-х годах нашего века благодаря трудам двух почти забытых кинологов и зоотехников — К. М. Эсмонда и А. В. Лерхе. Они промерили и проанализировали поголовье в несколько сотен борзых, принадлежавших охотникам Ростовской и Ставропольской областей. На основании словесных и цифровых описаний был составлен стандарт, почти не изменившийся с того времени.

Конечно, история породы началась гораздо раньше, но в России этим собакам долгое время "не везло”. Описания хортых, отличающихся от грейхаундов по внешнему виду и происхождению, мы встречаем у Мачеварианова и Губина, о них упоминает Реут, в журнале ’’Природа и охота” семидесятых годов прошлого века обсуждается целесообразность принятия самостоятельного стандарта для них. Однако, существование описания породы польских хортых уже в те годы лишило заводчиков интереса к ним (не следует забывать, что Польша многие десятилетия входила в состав Государства Российского, а потому противопоставление польских и русских хортых не имело смысла). С другой стороны, исторически ареал этих собак захватывает Ставрополье — Ростов — те края, в которых владельцы собак в основном мелкотравчатые. В центральной России в силу объективных зоогеографических причин преимущество имеет псовая, к которой и был прикован интерес владельцев крупных псарен. На многие годы хортые остаются вне поля зрения собаководов, но все-таки существуют.

К моменту принятия стандарта, подготовленного Эсмондом и Лерхе, их ареал включал Ставрополье, Ростовскую, частично Волгоградскую, Тамбовскую, Липецкую области. Численность оценивалась в несколько десятков тысяч собак, подавляющее большинство которых были лишены родословных, но сравнительно однотипны экстерьерно и показывали в этих зонах прекрасные рабочие качества. В то же время существовала значительная группа явно метизированных с псовыми и вообще неизвестно с кем из собак, которых называли то промысловыми, то хортыми, то псовыми.

Откуда же взялись хортые? Разумеется, как и с большинством других аборигенных пород, категорически отвечать было бы безграмотно. Наиболее логичным представляется следующее. Принято считать, что борзые собаки на Руси появились с татаро-монголами. Почти наверняка это были вислоухие гладкошерстные собаки, близкие к тому, что теперь называется тазы у нас и салюки — во всем мире. Разумеется, они метизировались с аборигенными (в мировой литературе принято считать, что в большинстве зон Европы таковыми являлись лайкообразные собаки универсальных рабочих качеств). Метизация азиатских вислоухих борзых с местными собаками формировала племенной материал, на базе которого конкретные климатические и культурно-исторические факторы способствовали созданию частично изолированных популяций. Когда поголовье собак из таких зон образования попадало в руки талантливых селекционеров, появлялись ’’фамильные породы”. Если таких заводчиков не находилось, продолжался медленный отбор на выживаемость и способность к работе в данных зоогеографических и культурно-исторических условиях, приводивший к образованию так называемых ’’местных отродий”. На практике это означает, что в северных частях лесостепной зоны формировалось поголовье борзых с удлиненной шерстью, из которого талант заводчиков сделал современных красавцев. Южнее, на границе лесостепной и степной зон сформировались гладкошерстные борзые — предки современных хортых. Разумеется, они частично скрещивались между собой. Такие породы принято называть взаимоформирующими.

Как мы уже говорили, долгое время хортые оставались вне внимания владельцев крупных псовых охот, были, по существу, пользовательными. Но в том и их достоинство — работа этих собак была и остается главным фактором отбора. Их экстерьер определяется не вкусом заводчика, но способностью пометить, достать и взять зверя.

Тяжелая полевая работа, а не только испытания или охота для удовольствия, являлась и, будем надеяться, останется фактором формирования облика и всех свойств хортых борзых. Они создавались в степной зоне, где собака должна работать по лисице, мелькнувшей на горизонте, а не выгнанной гончими из островка, по зайцу, отличающемуся от типичного для лесистых районов большей скоростью и выносливостью, по антилопе сайгаку, достигающему скорости в 90 км/час. При этом собаки должны выдерживать многокилометровый рыск невдалеке от верхового охотника, а не стоять в засаде под островом. Число и протяженность скачек, которые собака должна сделать, лимитируются только длиной светового дня. Сезон охоты значительно увеличен по сравнению с таковым для средней полосы. Вернувшись домой, хозяин не будет мыть собаке ноги и хвост от налипшего чернозема с колючками, очищать от репьев, как на псарнях с прислугой. Наконец, охотник-промысловик заинтересован прежде всего в поимке, а не только в красивой скачке. Эти факторы в сочетании с климатическими и предопределили формирование типа гладкошерстных борзых с затянутым ухом на юго-западе России.

У малосведущих владельцев собак нередко возникает версия о воздействии грейхаундов на современную хортую. Им следует учитывать, что всех грейхаундов, завозившихся в Россию до революции и, тем более, после нее, было бы недостаточно для образования столь многочисленного поголовья хортяков в удаленных районах, где они (формировались и сохранились (в крупнейшей Першинской охоте В. кн. было всего 15 грейхаундов). Помимо того, есть и другие соображения. Прежде всего, различия в работе: от грейхаунда уже более 100 лет не требуют поимки. Даже в испытаниях по вольному зверю, проводящихся в Англии, основное, что требуется от грейхаунда — первым подойти к зверю, но отнюдь не поймать его, то есть грейхаунд формировался как собака для скоростного бега. Это хорошо проявляется на испытаниях с грейхаундами — собаки подрастают к зайцу легко, но ловят плохо, с трудом, чаще после одного-двух десятков угонок. Напротив, для хортых обычно подрасти к зверю плавно и взять его с двумя-тремя угонками или даже вообще без них. Такие отличия в специфике работы предопределили и разницу в сложении: у грейхаунда и у хортой принципиально иное распределение мышечных масс по корпусу, то есть породоспецифическими признаками стало разное развитие отдельных мышечных групп. Кроме того, есть четкие различия в типе, форме, пропорциях головы. Наконец спектр окрасов грейхаунда и хортой неодинаков — у хортой не встречается гамма дымчато-голубоватых, лиловато-тигровых (изабелловых) мастей, у грейхаундов не наблюдаются зонарные, сероподпалые, серебристо-половые окрасы. Если бы систематическая метизация между этими породами когда-либо имела место, то спектр окрасов, как селективно нейтральный признак, был бы един.

Судьба хортых в СССР складывалась непросто. И после принятия стандарта основное поголовье собак оставалось в руках промысловиков, в сельской местности. В 60-х годах, когда польские кинологи начали восстанавливать своих хортых, лучшие представители породы, купленные за бесценок у сельских охотников, были вывезены в Польшу. В начале 70-х произошли изменения в правилах охоты, после чего поголовье хортых сократилось почти в десять раз — деревенский охотник был лишен права без оформления специальных документов поохотиться со своими борзыми, собак отстреливали на дому и в поле. В результате к концу 70-х годов почти полностью прекратилась запись хортых в ВРКОС. В Тамбовской и Ростовской областях появлялись на выставках по две-три хортых сомнительного качества, на Московских их вовсе не было. Какое-то поголовье собак сохранялось в Ставрополье, но, по единодушному мнению ведущих кинологов, порода находилась на грани исчезновения.

Именно в этот период по инициативе Т.В. Габидзашвили началась работа с хортыми в МООиРе, поддержанная в дальнейшем Биофаком МГУ и Академией Наук СССР. В конце 70-х усилиями Т.В. Габидзашвили и Г. Зотовой была проведена выводка хортых, на которой было представлено весьма неоднородное поголовье собак с 1—2-коленными родословными, получивших оценки ’’хорошо” и ”очень хорошо”. Рослые красивые собаки, преимущественно черно-подпалого окраса, очаровывали, но, судя по типу голов, могли иметь в себе примесь псовых. Благодаря помощи Галины Викторовны и ставропольской любительницы этих собак Л. Титаренко, была подобрана и завезена, в обмен на пару хортых щенков московского разведения, маленькая черная сучка ставшая впоследствии первым Московским чемпионом породы — Бесюга 15 Габидзашвили.

Бесюга имела полную родословную, но в. облике, ее явно прослеживались черты инбредной депрессии — предельно низкий рост, дефицит премоляров, несколько излишне выпуклые глаза. Однако прилитие абсолютно чужих кровей собак Габидзашвили позволило уже в первом поколении избавиться от этих недостатков и получить следующего чемпиона породы - Ведьму 1026 ИЭМЭЖ, имевшую диплом I степени. Ведьма входила в состав своры, занявшей первое место на Всероссийских состязаниях борзых 1986 года в Ставрополье и до 7-летнего возраста первенствовала на большинстве рингов. Что еще более важно, она обладала высокими экстерьерными и рабочими качествами и лишена недостатков Бесюги. Основной проблемой этого семейства является потенциальная наклонность к дефициту премоляров, требующая особого внимания к подбору пар.

В начале 80-х, благодаря поддержке Г. Зотовой и стараниям Т. Габидзашвили, удалось установить контакт со ставропольскими охотниками и даже найти не описанный ранее центр разведения хортых — туркменский аул Эдельбай в Ставрополье. Там, в стороне от кинологов и охотоведов, сохранялось поголовье в несколько сотен собак (их владельцы не имели охотничьих билетов и стремились как можно меньше информировать посторонних о качествах своих собак, чтобы их не воровали и не отстреливали). Письменные родословные на них не оформляли, но каждый чабан-охотник (не следует забывать, что все они потомственные профессиональные скотоводы) был в состоянии заполнить 3—5-коленную родословную своей собаки, указав не только масть и особенности сложения, но и особенности работы. В результате этих контактов в Москву был завезен кобель, оказавший сильнейшее влияние на современное поголовье. Полета из Эдельбая 1025 Габидзашвили удалось купить благодаря тому, что у него была повреждена нога и он не мог выдерживать больше 3-5 скачек в день (а на нормальной охоте хортые скачут гораздо больше). Последствия травмы не помешали рабочему кобелю получить диплом III степени и иметь "отлично" на выставках. Полет 1025 активно использовался на племя, и его главным недостатком оказалось высокое качество потомства (14 классных потомков от 6 вязок) — теперь его кровь присутствует в подавляющем большинстве хортых МООиРа, что сильно затрудняет работу. Наиболее известным из его потомков является многократный чемпион выставок Хапуля 1035 ИЭМЭЖ. Этот кобель обладает высокой препотентностью, прекрасно передавая свои рабочие качества. Вследствие широкого использования его отца, он был повязан всего три раза, что не помешало ему войти в шестерку лучших по качеству потомства чемпионов 61 Московской выставки (более 30 баллов от шести щенков).

Двумя годами ранее Полета 1025 в Москву был привезен еще один щенок-хортяк, ставший чемпионом Половчанкой 1030 Габидзашвили. Половчанка, имевшая отлично, проигрывала на экстерьерных рингах своей ровеснице Ведьме. Однако в поле она превосходила ее, как и подавляющее число других собак, Половчанка имела I степень, и, что еще более важно, показывала стабильную работу раз за разом, выдерживала помногу скачек в день, работала не только азартно, но четко и сосредоточенно. Половчанка была дважды повязана с Хапулей 1035 ИЭМЭЖ. В пятилетнем возрасте эта безусловно выдающаяся сука погибла. К сожалению, из 23 щенков от двух вязок до настоящего времени сохранились и используются только три — чемпион Лада 1050 Жукова чемпионы и неоднократные полевые победители состязаний Данка 1064 и Малинка 1063 Скворцовой (последние две также имеют по несколько дипломов I степени).

Хортые щенки, отправленные в конце 70-х годов в Ставрополь в обмен на Бесюгу, к счастью, не исчезли бесследно. В 1982 году была привезена внучка одного из них — Альфа 1023 Габидзашвили. Скрещивание Альфы с Полетом из Эдельбая позволило получить еще одного чемпиона — Валика 1057 Пономаревой.

В 80-х годах были сделаны попытки отыскать кровных хортых в Ростовской области. Столь блистательного успеха как в контактах со ставропольскими охотниками достичь не удалось: при наличии достойных рабочих качеств (по несколько дипломов второй степени у каждой) ростовские собаки проигрывали по экстерьеру — при хорошем росте излишняя костистость и грубые головы, полное отсутствие элегантности, которая присуща ставропольским собакам. Тем не менее, этих производителей удалось использовать — они оказались весьма уместны в вязках с мелковатыми и утрированно сухими потомками некоторых комбинаций Москвы и Ставрополья. Достоинством потомков ростовских собак являются высокие рабочие качества (несколько щенков с дипломами первой степени) и такая особенность экстерьера, как крупные, мало стачиваемые, зубы в сочетании с полной зубной формулой, что крайне важно для формирования оптимального вида хортых МООиР.

В результате многолетней племенной работы в МООиРе создано достаточно мощное племенное ядро хортых, составляющее 60-70 кровных собак с родословными, которые объединяют собак старого московского разведения, ростовских и ставропольских. В настоящее время поголовье дополняется отдельными собаками из других областей России и ближнего зарубежья. Но принципы работы с хортыми претерпели значительные изменения. Если десять лет назад заводчики приветствовали завоз собак чужих кровей, то теперь такой необходимости уже нет. Существующее поголовье позволяет разбираться в качестве предлагаемого к нашему использованию племенного материала. Ввоз производителей из других областей мы стараемся заменять ввозом щенков от наших производителей и разводящихся там собак. Это помогает нам с большей тщательностью анализировать подбор пар, уменьшать число комбинаций, при которых возможно появление нежелательных признаков.

Но основным для нас все-таки остается поле. Поэтому мы поздравляем записавшихся на 100-ю выставку владельцев хортых борзых и сочувствующих им, желаем получить высокие оценки на рингах и максимум удовольствия от выставки, но ждем встречи в поле — именно там наши собаки должны быть и именно там ждет нас главная радость.

А. В. ШУБКИНА


Каталог 100-й Юбилейной выставки охотничьих собак МООиР


Редакция сайта borzoi.org.ua благодарит Анну Еременко за любезно предоставленный материал. При копировании и размещении данной статьи на других ресурсах активная ссылка на наш сайт обязательна. Уважайте чужой труд!


Другие новости сайта borzoi.org.ua

26 мар, 2014 | Helena


« Предыдущий - Следующий »
---------------------------------------------

Комментарий

Комментариев еще нет. Вы можете стать первым!
Регистрация не обязательна!

Оставить комментарий

Для комментирования вы должны зайти как пользователь

Категории

Поиск

Реклама