Добавить в закладки

Ленинградские борзые сегодня*


Порода русских псовых борзых в Ленинграде уходит своими корнями к эпохе Петровской реформации, началу XVIII века, и история ленинградских псовых начинается одновременно с рождением города. За минувшие почти 300 лет порода прошла сложный путь формирования, претерпела расцветы и упадки, служила источником охотничьего досуга императорской семьи, уничтожалась как предмет царской роскоши в годы революции и вновь восстанавливалась по крупицам истинными ценителями псовой охоты.

* Предлагаемая вниманию заинтересованной общественности вступительная статья М. А. Егоровой публикуется селекционно-племенной комиссией сектора борзых в порядке обсуждения.

На сегодняшний день ленинградская группа русских псовых борзых имеет сложную гетерогенную фенотипическую и, соответственно, генотипическую структуру. В ней нашла свое отражение издревле присущая породе русских псовых множественность экстерьерных типов. Среди современного поголовья борзых Ленинграда можно выделить ряд кровных гнезд, сложившихся в различные исторические отрезки времени.

Старейшим Ленинградским по времени своего возникновения, является гнездо собак, основы которого были заложены борзятниками 20—30-х годов, сохранены в годы войны в государственных питомниках охотничьих собак и вновь возрождены в Ленинграде в послевоенные годы. Систематическая работа по восстановлению гнезда заметно активизировалась в 1959 году, с привозом в город 19 собак (5 взрослых и 14 щенков) из расформированного к этому времени Энгельского питомника ЗЖС (город Энгельс Саратовской области).

Все эти борзые, будучи потомками ленинградских довоенных собак (преимущественно разведения К. X. Матвеева, А. А. Мезенцева, Н. Н. Грессер и Е. Ф. Дезор), несли в себе крови таких известных производителей, как Чван Мезенцева, Чара Матвеева, Армавир — Дивенский Дезор, чемпион Голубь Матвеева, Гайдар I Дезор, Голубка Дезор (Иванова) и др. Более того, все привезенные борзые (кроме Шалости Л-100) находились в близком родстве выдающемуся псовому кобелю, чемпиону ВДНХ Грозному Э4915, происходящему от Крылатки Дивенской Энгельсского питомника ЗЖС (ленинградских кровей) и Гордого МОО, сына вывезенной из ГДР чемпиона Фемины МОО и Кидая Комаровой, который частично также нес крови ленинградских собак. В чистоте кровь чемпиона Грозного Э4915 и ленинградских борзых несли в себе только три суки — Гроза Л-101, Метель Л-102 и Ракета Л-103 (ВРКОС— 1037 борзовых псовых). Остальные были одновременно и потомками вывозного из ГДР псового кобеля Орла 1 95/б по типу резко отличавшегося от ленинградских собак. (Орел 1 95/б — муругопегого окраса, высокопородный, блеcткий, сухой, но беднокостный кобель, сыграл главнейшую роль в формировании московской племенной группы собак).

До середины 70-х годов племенная работа с гнездом велась замкнуто, в соответствии с поставленной целью — усилением влияния крови чемпиона* Грозного и закреплением его экстерьерного типа. Для решения этой задачи была проведена серия инбридингов на ч. Грозного — в основном, через его внука в Эстонии Буяна С-6 Лейбур, который сам был инбредным по ч. Грозному (II-II). Наиболее существенное влияние на формирование породы оказали потомки Буяна С-6 от вязок его с Шалостью Л-100 (через Шургая I Л-119 — Шургая II 1075/бп** и ч. Шельму 1081/бп; с Волгой Л-104 (через Вальду 1113/бп - Весну 1114/бп) и Ганой Л-116 (через Гемму Л-150 - Янтаря 1204/бп и Яра Л-212).

* В дальнейшем изложении слово «чемпион» сокращается до буквы «ч».
**В дальнейшем «борзые псовые» сокращаются до букв «бп».


Массовый завоз в Ленинград в 70-х годах борзых самого различного происхождения, неизбежные в этих условиях организационные неурядицы — трудности «роста», широкое и не всегда продуманное использование в племенных целях неродственных и различных по типу производителей (преимущественно из Москвы и Волгоградской области) отрицательно сказались на качественном и количественном состоянии группы борзых староленинградского направления, и к концу 70-х годов некогда преобладавшее в городе поголовье составило немногочисленное племенное гнездо.

Дальнейшее формирование гнезда было связано со снижением степени инбредности производителей по потомкам Буяна С-6 Лейбур (в основном, Шургая 1 Л-119 и Вальды 1113/бп) путем прилития к ленинградским борзым неродственных кровей с минимальным процентным содержанием крови привозных собак. При подборе инокровных производителей предпочтение отдавалось потомкам борзых отечественного разведения. Так, были получены пометы от ставропольского Ветерка Ст-162 Гвоздецкого, волгоградских — ч. Вихры 1154/бп Тягуновой, Тумана 1272/бп Куропаткиной, московских — Катуни Л-315 Уварова, Размаха 1477/бп Корчевой, Вихря 1070/бп Зуева и его тульского внука Орла 1459/бп Иноземцева; использованы потомки свердловского ч. Дона 1364/бп Толмачева, киевской Резвой 485 Бедака.

В силу значительного влияния инокровного племенного материала представители староленинградского гнезда на сегодняшний день не отличаются высокой степенью однотипности. В рамках гнезда можно выделить ряд мелких племенных групп, каждая из которых наряду с общими для всего типа чертами имеет свои характерные особенности (потомки ч. Вьюги 1335/бп, Черкеса 1462/бп, Фурии 1533/бп, Орла 1459/бп) и некоторые другие).

Для всего гнезда в целом характерны: прочность, крепость костяка; сухая голова с длинным полным щипцом и большим темным, в темных окрайках выразительным глазом; длинная, высокого постава шея, несколько скошенный круп; выраженные углы сочленений задних конечностей; небогатая, грубоватая по фактуре псовина преимущественно светлых пегих окрасов (от белого до краснополового, включая темночубаропегий). Но встречаются особи и беднокостные (особенно суки), широколобые, с выраженной пережабиной и прилобью. У отдельных экземпляров наблюдаются выпрямленные углы сочленений задних конечностей.

К наиболее типичным представителям староленинградского направления относятся: Ирис 1583/бп, Шугай 1670/бп, Дарьял 1605/бп, Званый 1489/бп, Пылай 1702/бп, Пострел Л-636/85, Злодей 1585/бп, Орфей 1514/бп, Лебедь Л-735-87, ч. Вьюга 1335/бп, Зазноба 1396/бп, Забава 1488/бп, Залетка 1574/бп, Баяна 1682/бп, Фурия-Люська 1533/бп, Лиходейка Л-736/87, Леда Л-737-87, Ладога Л-738/8,7, Заноза- Милка Л-730/87.

Довольно близки староленинградскому типу потомки привезенных из Швейцарии в конце 70-х годов борзых — Голубки де Норуа 1312/бп (в Ленинграде) и Бурхане де Кусково 1375/бп (в Москве). Обе эти собаки несут в себе в отдельных коленах крови ленинградских борзых, в том числе и ч. Грозного через вывезенных в Голландию сыновей Буяна С-6 Лейбур Кречета и Кумира от вязки его с московской сукой ч. Голубкой 1011/бп. Причем, Голубка де Норуа в известной мере унаследовала тип русских предков и передала его своим немногочисленным потомкам (Терзайка 1683/бп, Тимофей 1437/бп). Бурхан де Кусково, племянник Голубки по материнской ветви, помимо названных кровей отечественных собак несет в себе еще и крови борзых ряда питомников Европы и Америки и отличается от группы ленинградских борзых большей сухостью корпуса, утонченной головой, прямыми углами сочленений конечностей. Особенностью Бурхана и его потомков является совершенно иной характер наследования типа — выраженное доминантное наследование, что не свойственно при светлых окрасках псовины (белый, половый). Довольно широко используемые для племенных целей в Москве, потомки Бурхана в Ленинграде применяются ограниченно. Из них можно назвать лишь Шамана 1394/бп, Бархана 1578/бп, Блистая 1558/бп. Из ленинградских потомков Бурхана 1375/бп в разведении был использован лишь один его сын Славутич 1604/бп.

Значительным по численности в Ленинграде в настоящее время является гнездо собак, сложившееся в 70—80-х годах преимущественно на базе производителей московской племенной группы. Истоки этого гнезда восходят к московским борзым послевоенных лет, а также к известному псовому кобелю Орлу 1 95/бп Невежина (фон Зильбергоф), вывезенному из ГДР, тип которого в Москве путем тесных инбридингов был прочно закреплен. Среди производителей, крови которых были использованы при формировании ленинградского гнезда, следует отметить московских кобелей — потомков Орла 1: Варяга 1021/бп, Аркута М-71, Вихря 1070/бп, Леля 1199/бп, Быстрого 1983,/бп и ч. Тархана 1197/бп (несущего также крови саратовских собак — через Метель Губкина и Сайгу Вознесенского), и привезенных из Москвы в Ленинград Отмена 1 1311 /бп, Терзая Марковского, и Катунь Л-315, племянницу ч. Тархана 1197/бп.

Особое влияние на формирование гнезда в 80-х годах оказали потомки известного в Москве производителя — Грифо дер Каролингер ф. Винервальд 1167/бп (из Чехословакии) и Барыни де Норуа 1275/бп (из Швейцарии). Обе эти собаки были удачно использованы в Москве, послужив упрочению сложившегося там типа борзых. Среди потомков Грифо и Барыни, использованных в вязках с ленинградскими суками, особо следует отметить Бима 1353/бп, очень блесткого, с отличной головой кобеля, стойко передающего свой тип в любых сочетаниях; его сыновей — Викинга 1453/бп (от вязки с дочерью ч. Барыни де Норуа ч. Буяной 1351/бп) и Бархата 33/бп (от вязки с финской сукой ч. Магдой Схамаанин), а также внуков — Анчара 1505/бп и Алмаза 1559/бп (сыновей ч. Березки 1350/бп — однопометницы указанной ч. Буяны 1351/бп). Все эти производители обладают высокой степенью наследования присущего им породного типа и передают ее своему потомству.

В Ленинграде на основе результатов этих вязок сложилось гнездо собак весьма однотипных, отличающихся общей блесткостью, правильностью форм, очень породными сухими головами, и, в основном, темными окрасами (от черного чернопегого до красного, краснопегого). Но, большей частью они не богаты костью и псовиной, имеют мелкий либо глубоко посаженный глаз, плоскую грудную клетку и порочное правило. Встречаются особи утрированно сухие, очень узкие, с прямым плечом. Хотя, следует отметить, что в последнее время в рамках данного гнезда удалось объединить правильность головы и общую блесткость с прочностью корпуса путем прилития типичным его представителям совершенно неродственных кровей импортных производителей — схожих по происхождению финских кобелей — Алана Михайловича 5007/72 (Финляндия) через Усладу 1442/бп — Любезная 1570/бп; через Шейха 1464/бп — Шерлок Л-681-86; Яшму 1463/бп — Янычар 1669/бп и Бархата-Беляка 23905 (Финляндия) через Былинку 1571/бп — Фаворит 1676/бп, Фантазия 1675/бп.

Среди типичных представителей гнезда потомков «Грифо-Бим-Барыня»: Монолог 1603/бп, Ларец Л-613-84, Рогдай Л-142/85, Фаворит 1676/бп, Янычар 1669/бп, Антей Л-776-88 и суки ч. Блестка 1532/бп, Былинка 1571/бп, Полынь 1619/бп, Тайна 1691/бп, Тинора 1635/бп, Росинка 1666/бп, Утеха Л-759/88, Ясенька 1683/бп, Фантазия 1674/бп, Славна Л-766/88, Алмазная Л-780/88, Нота 93702 (Моск.), Нега 93703 (Моск.), Наградка 93533 (Моск.), Нея 93532 (Моск.), Кручина Л-698/87. Очень близкими по типу представителям описанного выше гнезда остались сохранившиеся в Ленинграде борзые, ведущие свое происхождение от тех же родоначальников, что и упомянутое гнездо, т. е. собак московской племенной группы 60-70-х годов, но не несущие в пределах четырех колен родословной кровей импортных производителей, либо имеющие в своей родословной Грифо, но не более 1/16 общего числа предков.

Для собак данного направления характерны те же основные черты, что и для потомков гнезд «Грифо-Бим-Барыня», хотя последние часто выгодно отличаются правильностью головы, общей блесткостью, гармоничностью сложения и уступают в костистости, а также мелким глубоко посаженным глазом.

Данная группа борзых весьма немногочисленна. Среди ее представителей следует указать Рубина 1681/бп, Сорвана 1577/бп, Гудала 1417/бп, Бурана Л-721/87, Плутовку 1621/бп, Былину 1665/бп, Бояру Л-723/87, Агату Л-778/88, Барыню Л-725/87, Венеру Л-793/88, Вегу Л-796/88.

Параллельно с формированием гнезда потомков «Грифо-Бим-Барыня» в 70-х годах в Ленинграде сложилось еще одно, весьма сходное по происхождению гнездо. Оно основано на потомках привезенного в Москву из Финляндии псового кобеля Алана Михайловича 5007/72 Соловьева. Сам Алан отличался мощным грубоватым сложением и стабильно передавал потомству свой тип. А потому ленинградские собаки данного направления, несмотря на свое кровное родство с борзыми московской племенной группы, резко отличаются по экстерьеру от общей массы отечественных собак достаточно крупными размерами, простоватой головой с небольшим ушком, зачастую укороченными задними ногами и богатой, в завитке, псовиной преимущественно темных окрасов (черный, муругий, бурматный и производные от них пегие окрасы).

Среди потомков Алана основой его гнезда в Ленинграде дослужили Улан 145/75 Елизаровой (через Усладу 1442/бп и ее детей), Скиф 1329/бп (через Душку 1390/бп — Яшму 1463/бп); Дивна Л-312 Дедковой и однопометники Шейх 1464/бп и Шельмец Л-410/82.

К типичным представителям группы Алана в Ленинграде относятся: Шейх 1464/бп, Шерлок Л-681/86, Шалишь 1682/бп, Княжна 1600/бп, Серебряна Л-769/88, Услада 1442/бп, Блистай 1486/бп, Барса 1572/бп, Повелика Л-652/86.

Постепенно поголовье данного гнезда растворяется среди производителей остальных племенных гнезд, причем, прилитие крови Алана чаще всего способствует улучшению корпуса, делая его более прочным и правильным (хотя не исключена возможность появления собак с укороченными задними ногами) и улучшает качество псовины. Характерная особенность собак гнезда Алана — высокая степень наследования типа. Комплекс признаков, характеризующий данный тип, оказался рецессивным лишь по отношению к фенотипу потомков Бурхана де Кусково 1375/бп, к также подвержен сильному влиянию со стороны собак — потомков Бима 1353/бп и ч. Барыни де Норуа 1275/бп.

Таким образом, анализ племенного поголовья русских псовых борзых Ленинграда конца 80-х годов позволяет выделить среди всей массы собак два ведущих по численности кровных гнезда: потомков «Грифо-Бима-Барыни» численностью 25—30 производителей и староленинградского направления численностью 20—25 собак, а также две указанные малочисленные кровные группы по 5—10 собак каждая.

Помимо представителей ведущих гнезд и групп, остается ряд собак гено- и фенотипические особенности которых, а также характер наследования присущего им типа не позволяет отнести их к какому-либо из указанных гнезд. Они представляют собой либо переходные формы, совмещая в себе признаки нескольких породных групп и являются результатом смешения кровей производителей нескольких породных типов (например, потомки Алана, Быстрого 1083/бп и Отмена-1 1311 /бп — Бедовый 1531/бп, Плут 1618/бп, Сказка 1667/бп, Душка 1390/бп, Аргунь-Аглая Л-777/88 и другие), либо являются единичными в Ленинграде представителями наследуемого ими типа борзых (потомки ч. Бояра 1415/бп и Катуни Л-315 — Буяна Мг-20-84) и Дубравка Гм-31, а также отличающаяся от основной массы ленинградских потомков Алана чемпион Злата 1385/бп — сука светлого (полово-пегого) окраса псовины в полном завитке, с большим выразительным глазом и исключительно пропорциональным сложением. Она широко использовалась в племенном разведении, но, к сожалению, потомство Златы в Ленинграде крайне малочисленно и не унаследовало ее экстерьерного типа.

Такие производители в зависимости от их генетических особенностей будут использованы либо в рамках уже существующих гнезд, либо станут основой новых племенных групп.

М.А.Егорова



Каталог 94-й Ленинградской областной выставки охотничьих собак


Редакция сайта borzoi.org.ua благодарит Анну Еременко за любезно предоставленный материал. При копировании и размещении данной статьи на других ресурсах активная ссылка на наш сайт обязательна. Уважайте чужой труд!


Другие новости сайта borzoi.org.ua

28 мар, 2014 | Helena


« Предыдущий - Следующий »
---------------------------------------------

Комментарий

Комментариев еще нет. Вы можете стать первым!
Регистрация не обязательна!

Оставить комментарий

Для комментирования вы должны зайти как пользователь

Категории

Поиск

Реклама