Добавить в закладки

Об окрасе борзой

 окрас борзой

В № 2087 от 7 февраля 1926 г. французского кинологического журнала «Элевер» помещена статья одного компетентного заводчика псовых борзых и псового охотника, не лишенная интереса для тех, кто интересуется стандартом этой породы. Передаем вкратце содержание этой статьи, вызвавшей в заграничной кинологической прессе оживленный обмен мнений.


Первое общее собрание международного объединения клубов борзой, состоявшееся в ноябре 1923 г. в Генте, избрало комиссию для выработки проекта стандарта борзой. Стандарт был выработан комиссией и согласован с мнениями других знатоков и заводчиков, чья компетентность была достаточно известна.

По поводу этого проекта стандарта комиссии адресован запрос одного большого любителя и знатока борзой такого содержания:
«На последнем собрании членов Бельгийского борзой-клуба рассмотрен выработанный вами стандарт. В конце его под рубрикою «Окрас» упомянуто, что одноцветный черный и чернопегий окрас русской псовой борзой не пользуется уважением, а черноподпалый с белым или без такового является большим пороком.

Присутствовавшие на этом собрании члены нашего клуба просили меня обратиться к вам с вопросом, до каких пределов вы отрицаете вышеуказанные окрасы. Например, если очень хороший чернопегий борзой кобель выведен вам на экспертизу с другим, менее типичным представителем породы, но желательного окраса, которого из них вы поставите выше? Тот же вопрос в отношении одноцветной черной рубашки. Тот же вопрос в отношении трехцветного (черноподпалового) окраса. Желательно подробное ваше мнение».

Получив это письмо, один из членов комиссии ответил лично от себя. Вот к чему вкратце сводится его ответ:

Об одноцветном черном окрасе. Такой окрас в России не одобрялся, но с его точки зрения видеть в этом окрасе порочность нельзя.
У борзой допустимы все окрасы, встречаемые у ее предков, в том числе и черный. Однако, черного окраса прежде в России так боялись, что встречался он крайне редко.

Принимая во внимание, что такие окрасы встречаются и у борзых, рожденных за границей, возможно допустить случай продажи очень хорошей по статям борзой за границу из-за не модного на родине борзой окраса.

Бесспорно лучшие черные борзые были «Рогдай» и «Ракета» першинской охоты. Будучи лучшими среди борзых своего окраса, они не были, однако, лучшими среди собак вышеуказанной охоты.

Охотники обратили на них внимание и много говорили о них, но должно заметить, что успех их был призрачный. Портрет «Рогдая» можно видеть в книге Д. П. Вальцова «Першинская Охота». При взгляде на портрет «Рогдая», приходим к убеждению, что голова его далека от идеального типа (порок в отношении породности), а спина слишком коротка (порок в отношении рабочей сложки). В самом деле, собаки с такой конфигурацией имеют короткий прыжок, что безусловно отражается на быстроте скачки. По крайней мере, не было такого случая, когда борзая с таким сложением выигрывала призы на садках на резвость по зайцу.

Может быть, и были среди таких хорошие собаки в поле, но им трудно было тягаться с борзыми, расстилавшимися на скаку и, следовательно, имевших длинную спину.

Судейство русских судей на выставке в Генте в ноябре 1923 года может служить показателем требований, предъявляемых к скаковым ладам борзой: они присудили кобелю г. Бернэтс «Чемпиону Болдареву» приз, как лучшей охотничьей по сложке борзой. Он вовсе не похож на черных першинских «Рогдая» и «Ракету», и сложка последних «охотничьей» не является.

Но тем не менее нужно подчеркнуть, что нельзя рассматривать этот нежелательный окрас, как порочный, и нужно причислить его к той же категории дефектов, как и светлый глаз, сведенное на сторону правило и слишком кудрявая псовина. Может быть, окрас наиважнейший пункт при оценке красоты, так как более заметен, больше бросается в глаза.

Все, что сказано о черном окрасе, относится и к чернопегому, и к черноподпалому, с оговоркою, что чем меньше на рубашке черных пятен, тем меньше чернота заметна и тем выгоднее, с точки зрения красоты, окрас.

Дефекты, в смысле красоты, должны при оценке борзой играть меньшую роль, чем пороки сложения (рабочих ладов). Следовательно, отвечая на заданный вопрос, нужно было сказать: «Каждый судья-охотник предпочел бы хорошую по сложке черную борзую, а тем более чернопегую, собаке с плохой сложной и красивым окрасом».

Черный окрас, напротив, очень часто встречается у английских борзых. Он столь же обыкновенен, как и тигровый (с полосами). Таким образом, присутствие сплошного черного цвета без отметин в рубашке русской псовой чаще указывает на примесь крови английской борзой, крови всегда «анонимной» и потому опасной.

Русские заводчики вытравили кровь «крымки» из псовой борзой с большим успехом. Но вытравить таким же способом кровь английской борзой они не успели, тем более что примесь английской крови они не могли узнать на целом ряде поколений.

Я не говорю, что борзой черного окраса не может воспроизвести хорошее потомство, тем более, что премированный в 1925 г. в Генте «Чемпион Болдарев» происходит от черного «Шаха Б» и «Исмы Березина», прелестной суки правильного окраса.

Скажем теперь о черноподпалом окрасе. Этот окрас обыкновенен у азиатских борзых и, и в частности, очень характерен для горской борзой на Кавказе. Несомненно, черноподпалым окрасом русская псовая обязана горской разновидности.

Уместен вопрос, что сделал бы судья, если бы ему вывели черного с подпалинами пойнтера. Судья прогнал бы его с ринга. Но судья по борзым так строго поступать не должен.

Судья по пойнтерам поступает так потому, что пойнтеров черноподпалых не бывает, и собака такого окраса не может быть признана пойнтером.

Но борзые такого окраса существовали и существуют. Была целая семья их, знаменитая в свое время в охоте Березникова.

Неизвестно, почему Березников держал борзых такого окраса. Может быть, это было случайно, и лучшие собаки в его охоте тоже лишь случайно имели такой окрас, но может статься, что окрас этот он закрепил сознательным подбором по простому капризу или тщеславию.

Не надо забывать, что в те времена, т.е. в средине XIX века, «приличие» требовало, чтобы собаки известной охоты возможно резче отличались от собак других охот, так что даже малоопытный глаз мог определить их принадлежность к данной псарне.

Можно предположить, что Березников выбрал такой окрас потому, что он редко встречается, тем более, что борзятники старых времен могли и не знать об окрасе горской борзой, так как генеалогия собак предметом изучения тогда не являлась, и книги не велись.

Таким образом, Березников, закрепляя черноподпалый окрас в своих собаках, мог и не сознавать, какую ошибку он делает. Собаки его, не касаясь их окраса, были типичны и удивительно злобны по волку. Эти качества прославили их.

Два других заводчика - Гейер и Мажаров, вели собак березниковских кровей, и в охоте их также были черноподпалые борзые.

Но псарня их большой роли в истории русской псовой не играла и о них упоминается в истории русский псовой лишь вскользь.

Но плохо то, что много собак Березникова попало в псарни бывшей императорской охоты, и там их использовали, как производителей.

Несколько лет спустя, известный борзятник Дурасов достал оттуда борзого кобеля по кличке «Зоркий», который в каждом помете давал черноподпалого щенка. Происхождение «Зоркого» неизвестно, но, принимая во внимание вышеуказанное обстоятельство, происхождение его от березниковских собак более чем вероятно.

Автор припоминает одного кобеля от собак Дурасова. Звали его «Горностай», он был черноподпалый и в Москве получил малую серебряную медаль. Он был куплен для першинской охоты, но использован не был и был вскоре кому-то подарен, не оставив в Першине после себя потомства.

Принимая во внимание свойство дурасовских собак давать в каждом помете черноподпалого щенка, неудивительно теперь встретить черноподпалую собаку с отличной родословной.

Итак, если бы судья на какой-нибудь выставке имел перед собою отличного борзого черноподпалого окраса, он не имел бы никакого права оставить его за окрас без награды и должен был бы расценить его наравне с борзыми другого окраса. Но он мог быть строже к нему, чем к черному или чернопегому одинаковому с ним экземпляру.

Окрас последних - дефект в красоте, а окрас первого, помимо дефекта в красоте, представляет, еще дефект кровности в породе, что гораздо хуже.

Признаки метизации, выявившиеся в черноподпалом окрасе, вынудили бы судью воздержаться от присуждения первого приза и даже при всех достоинствах и отсутствии конкурента он мог бы дать такой собаке второй приз, оставив первый не присужденным.

Алексей Тюльпанов


Журнал «ОХОТНИК» 1929 год, № 9


Редакция borzoi.org.ua благодарит Анну Еременко за любезно предоставленный материал.

Другие новости сайта borzoi.org.ua

29 янв, 2018 | Helena


« Предыдущий - Следующий »
---------------------------------------------

Комментарий

Комментариев еще нет. Вы можете стать первым!
Регистрация не обязательна!

Оставить комментарий

 


Категории

Поиск

Реклама