Добавить в закладки

Подарок к Рождеству

Немного об авторе.
Владимир Евгеньевич Максимов (1941 - 2016) был страстным псовым охотником, хорошим рассказчиком и настоящим патриотом своей Родины. Борзыми увлекся случайно, до них был ружейником со стажем, но потом ружье свое продал и посвятил всего себя собакам и охоте с ними. В его семье вырастили плеяду чемпионов русской псовой и английской борзой. В.Е.Максимов писал рассказы о своих охотах, в них каждая строчка дышит его любовью к борзым, к природе, к Отечеству. Есть в них и художественный вымысел, а куда без него, если ты настоящий охотник?


* * *

Сегодня 6-е января последнего года века и тысячелетия. Канун Рождества Христова. Увы, это рабочий и к тому же предпраздничный день, и поэтому я отправляюсь на охоту один. Мой старинный товарищ и соратник по псовым охотам последнего десятилетия Юра Ю. не смог разделить со мной удовольствие потропить зверя по свежей пороше, но наша свора борзых со мною. В ней два лидера. По резвости - безусловно, Рутлес, кобель, грейхаунд, возраст полтора года. По мастерству и поиместости, конечно же, Душка, русская псовая борзая, сука, двух без малого лет. Кроме них в своре Эфа, грейхаунд, сука, возраст 7,5 лет, мать Рутлеса и щенок Эфы от второй вязки 7-й месяцев Вайс. Оба лидера принадлежат Юре, но родились в моей квартире в Лианозово, как говорят собаководы, моего завода.

Племенным разведением и охотой с грейхаундами наша семья начала, заниматься не так давно, а вот русская псовая борзая наша давняя любовь. Душка из последнего поколения нашей фамильной племенной линии, в которой три Чемпиона породы и 5 поколений принадлежавших Максимовым племенных производителей. Более того, Юра выбрал именно её по моей настоятельной рекомендации, из помёта от вязки с вывозным из Италии кобелём. Вязка эта была, в известной степени, вынужденной, так как две предыдущие с московскими производителями оказались безрезультатными. Среди всего помёта Душка более других щенков пошла в нашу линию. Окрасом она была почти вылитая Марфа (её бабка), головой копия мама Чара. Ну, а теперь, когда она стала уже взрослой (23 января ей исполнилось два года), мы с Юрой видим, что и характер она унаследовала нашенских собак. В характере её очень много от деда Катая. Например, независимость, граничащая с вызовом; неистовое желание охотиться, почти не уставая, целый день к ряду и не жалеючи ног, и в сушь, и в колоть, и в коварный наст. Унаследовала она от деда и такое редкое по нынешним временам рабочее качество как передний рыск. Хотя я принципиальный противник вязки с вывозными из Европы кобелями, именуемой там породы «Борзой», ради получения только одной такой Душки это стоило делать.

Сегодня, когда я начал писать этот рассказ Рождество Христово, 7 января 2000-го года? Сезон охоты на зайца заканчивается через три дня. На счету нашей своры 37 поимок русаков и один лисовин. Более половины из них поймала Душка, в том числе и лиса. Её оригинальный способ поимки, своеобразное «НОУ-ХАУ», ещё предстоит нам запечатлеть на видеоплёнку и хорошенько изучить. Она, в финальном прыжке на зверя, ложится в полёте на правый бок и берёт зверя снизу и сбоку за живот или за грудь. Такого мне не приходилось видеть за долгие годы увлечения псовой охотой. Вторым её замечательным охотничьим качеством, которое так редко можно встретить сегодня у псовых, конечно же, умение мастерить, т. е. выбирать оптимальную траекторию, позволяющую максимально быстро настичь зверя. Рассказ об этом ещё впереди.

Сейчас же, стоя у порога перед выходом на охоту, я обращаюсь к Господу со словами «Боже, если ты почитаешь нас за настоящих псовых охотников, дай нам зверя в канун своего Рождества». Эти слова слышит Юрина тёща Клара, которую он уважительно и с полным основанием называет дорогим всем нам словом мама. Она крестит нас и говорит «Боже, дай им чего просят».

Уже через 30 минут мы на территории одесского аэродрома. Ещё через 30 минут, пройдя зону безопасности, оказываемся на поле озимых, что протянулось сбоку и за светосигнальной полосой, по которой ориентируются пилоты, заходя на посадку в тёмное время суток. С боковой и дальней торцевой стороны поле ограничено железобетонным забором. Именно на нём, несколько дней назад мы с Юрой подняли матёрого русака, который в тот раз сумел оторваться от собак нырнув в один из проёмов в заборе, а далее, дотянув до бугров густо поросших сорами, благополучно скрылся в них. Наученный прошлой неудачей, я иду вдоль забора, приближаясь к проёму. Мои собаки все в свободном рыске. Впереди как всегда Душка, с её ярко выраженным передним рыском.

Современный псовый охотник, особенно, если большую часть времени он охотится пешим, знает, как ценна для него собака владеющая передним рыском. Что и говорить, если в далёкие времена классических псовых охот, знаменитый псовый охотник Наумов, старший товарищ и учитель Мачеварианова, чей предок служил ловчим ещё в охоте Ивана Грозного, и который много раз съезжался в отъезжих полях с графом Алексеем Григорьевичем Орловым Чесменским, говаривал «Вот батенька, щирые треклятые итальянцы учат собачек разным штукам, пляскам и заморским танцам, хоть бы один из них взялся выучить борзых собак по назначению охотника, переднему рыску. Я бы ему с каждой своей собаки заплатил по 100 рублей». Сам же Мачеварианов так продолжает мысль своего учителя «Старик-то был себе на уме. Вся сила в том, что передний рыск бывает только у собак сильных в полях, жадных и азартных, которые были отлично воспитаны, не затасканы и выдержаны по-охотничьи». При охоте пешком, наличие в своре только одной собаки с правильным передним рыском, увеличивает шансы охотника поднять зверя как минимум вдвое, следовательно, во столько же повышает потенциальную результативность псовой охоты и все её благотворные эмоциональные проявления.

Однако хватит теории, пора вернуться в поле. Двигаясь вдоль границы которого, я достиг проёма в заборе. Внимательно изучаю снежную поверхность около звериного лаза. Свежих следов нет. Хотя совсем свежих и быть не должно, так как ещё с ночи зарядил мелкий снежок. Продолжаю движение вдоль забора. Вдруг Душка своё размеренное рыскание мгновенно переплавила в неистовый карьер. Как говорят псовые охотники «заложиласъ по зрячему». Я смотрю в направлении её движения, но ничего не вижу. Судорожно ищу бинокль, прикладываю его к глазам, но снова ничего не вижу. Что за чертовщина! Бросаю бинокль на грудь и тут боковым зрением вижу тёмную точку, перемещающуюся на фоне светло-серого забора. Заяц! Косой лежал в самом углу, защищённый с двух сторон от ветра, людей и бродячих собак. Я знал, что это одно из любимых мест лёжки русака, и именно сюда шёл. Но косой рано почуял опасность, и в этом ему помог ветер, который дул нам почти в спину. Он летел вдоль забора, где сметённый ветром снег уплотнился настолько, что легко выдерживал его. Русак шёл верхом легко, совсем не проваливаясь, поспешая к концу забора, за которым начинался сад, а за ним виноградник. Душка стремилась туда же. Остальные собаки зайца не видели, но все заложились по Душке, точно зная, что просто так, ради удовольствия, она не бегает. Скорость скачки ещё больше возросла, когда Рутлес увидел русака. Он догнал Душу и начал выдвигаться вперёд, но расстояние до конца забора у зайца сокращалось буквально на глазах. Вот косой достиг его конца и тут же делает поворот на 90 градусов, а следом высоченный прыжок. При этом в полёте, он держит свой корпус вертикально, что позволяет ему приземляться на всю опорную площадь пазанков задних ног и сразу же совершать следующий не менее мощный прыжок. Рут, который в момент поворота зайца, находился от него в считанных метрах, неожиданно влетает в снежную яму, за ним туда же Душка и остальные собаки Пока они героически сражаются с рыхлым почти метровой глубины снегом, заяц отрастает на 40 метров и благополучно скрывается в винограднике. Не знаю, получилось ли всё это спонтанно, или косой озорник точно знал об этой ловушке, куда специально и завлёк собак, но этот удивительный прыжок-полёт в вертикальной стойке всё время стоит у меня перед глазами. Нечто близкое к этому мне довелось видеть лишь однажды, когда собаки, висевшие буквально на русаке, прижали его к сором, за которыми была полевая дорога. Если бы заяц нырнул в соры, ему от собак не уйти, но он тогда так же совершил удивительный по высоте и дальности прыжок-полёт, преодолев метровой высоты и трёх метровой ширины соры, встал на дорогу и был таков.

Принимаю решение тропить свежий след нашего беглеца, и если он выведет за виноградник, вторично травить ушастого хитреца. Травить же в винограднике дело опасное, чреватое серьёзными травмами собак и даже их гибелью. Должен признаться, что из этого ничего путного не вышло. Наш визави крутил по винограднику туда-сюда, но ложиться или покинуть виноградник не собирался. Тропить же, по засыпанной глубоким снегом пахоте междурядий виноградника, имея трёх собак на своре, оказалось очень утомительно, и после 1,5-ра часов мучений, я бросил это занятие и отправился на поле люцерны, где ещё по чернотропу поднимал крупного русака и находил его лёжки.

Рядом с этим полем, находилось поле озимки, прекрасная кормовая база для жировки русака. Оба поля разделены посадкой деревьев грецкого ореха и полевой дорогой, идущей вдоль неё. Я двигаюсь вдоль дороги, до рези в глазах всматриваюсь в снег. Ищу более-менее свежие следы, идущие с поля озимки на поле люцерны. Совсем свежих следов сегодня не найти, так как мелкий снежок, идущий ещё с ночи, прекратился только что. Заяц русак кормится обычно до полуночи, а к двум часам уже ложится на лёжку. Так что свежие следы могли быть, если снег прекратился бы до двух часов. Это, известное многим охотникам правило, оспаривает мой товарищ по охоте Юра, считая, что матёрый русак ложится на лёжку под утро. У него большой охотничий опыт и, я склонен, ему доверять.

А между тем, я нахожу след, который как мне кажется, выглядит наиболее свежим, и начинаю его тропить. Через 20 минут он приводит меня к заячьей лёжке, но зверя там нет. Более того, он там и не ночевал, так как дно лёжки присыпано тонким слоем мелкого снега. Я изучаю след идущий от лёжки и прихожу к выводу, что заяц покинул её не спеша, а не в аварийном порядке (длина прыжков его около метр). Так обычно русак передвигается, направляясь на жировку. Почему же тогда он не вернулся обратно? Однозначно на этот вопрос ответить сложно. Возможно, у него есть другая лёжка (как говорят лётчики запасной аэродром), и он меняет их из соображений безопасности. Придя к такому выводу, я начинаю охаживать найденную лёжку по кругу, каждый раз увеличивая диаметр на 7-10 метров. Зверь встал, когда я только начал движение по третьему кругу. В момент подъёма до него было не менее 100 метров. Собаки мгновенно заложились по зрячему, и травля понеслась. Все идут плотной группой, но Рут немного впереди. Уже в конце поля, перед дорогой первая угонка, настолько крутая и неожиданная для собак, что они, шедшие плотной группой сбиваются в кучу, мешая друг другу развернуться. Заяц мгновенно отрастает метров на 20 и ныряет в проём между ореховыми деревьями и грудами пней и корней сдвинутыми сюда после корчёвки сада, на месте которого и находится сейчас поле озимых. Собаки устремляются за ним, и каким-то чудом тоже находят проход в этом хаотическом нагромождении остатков бывшего сада. В этот момент я на секунду закрываю глаза и шепчу молитву, прошу у Господа уберечь моих красавиц от травм. Спасибо ему. В этот день Он хранил их. Далее скачка продолжалась по полю озимых. Снега на поле совсем немного. Он почти весь сметён ветром к лесополосе. Заяц бежит очень резво, и хотя собаки сокращают расстояние до зверя, но очень медленно. С противоположной стороны поля густая лесополоса, именно сюда и тянет травлю русак, рассчитывая найти здесь спасение. Видят это и собаки. Какие-то внутренние резервы находит Рут, и резко увеличивая скорость, накрывает косого всего в 20-и метрах от лесополосы. Но заяц извернулся, и собака промахнулась. Следом делают угонки Душка и Эфа. Вайс рядом, но пока она лишь зритель или правильнее сказать ученик. Рутлес постепенно снова выходит в лидеры, возглавляет скачку.

Только сейчас, глядя в бинокль, я в состоянии оценить размер преследуемого собаками зверя. На глаз он вполне соизмерим с 7- ми месячной Ваис. Наверное, это тот самый «профессор», о котором мне говорил один местный охотник из колхозных трактористов, и который уже два года никак не давался ружейникам из их охот.коллектива. Угонка следует за угонкой, но ни разу собаки не приблизились к зайцу ближе, чем на три метра. Впереди по прежнему Рутлес, за ним Душка. Эфа и Вайс отстали. Заяц, поняв, наконец, что среди чистого поля ему от собак не отделаться, устремляется обратно к посадке ореховых деревьев. Здесь, со стороны поля озими ветер образовал снежные наносы, которые в старину псовые охотники называли удулами. В них при сильном ветре снег уплотняется так, что легко держит бегущего на махах зверя, тогда как стремительный собачий карьер, увы, выдержать не может. Встав на удул, заяц на глазах стал уходить от собак. Первой прекращает преследование самая опытная Эфа. Ей кажется, что погоня бесполезна. За ней Вайс, глядя на свою мать. Но Рут и Душка продолжают бежать, несмотря на всё увеличивающийся отрыв от зверя. Наконец поле озимки кончилось, и тут наш профессор совершает роковую ошибку, непростительную для такого опытного зверя. Он направляется в сад, где соотношение сил между участниками травли резко меняется. В саду лежит ровный, не переметанный, рыхлый и довольно глубокий снег. Преимущество сразу переходит к собакам, которые начинают настигать зверя. Всё это я смог прочитать по следам травли, после того как покинул свой наблюдательный пост и отправился к саду, двигаясь по следам собак.

Вскоре я увидел бегущую мне навстречу Эфу и чуть погодя Вайс. Рутлеса и Душки не было. Войдя в сад и пройдя метров 80-100, я увидел Рута, который стоял рядом с лежащей на снегу Душкой. Она прижимала передними лапами изрядно помятого здоровенного русачищу. Я положил зайца в рюкзак и принялся изучать следы, чтобы до конца понять развязку этой неожиданно успешной, но столь многотрудной травли. Итак, Рут, который возглавлял травлю в её конце, настиг зверя у одной из яблонь. Спасаясь, русак вынужден был развернуться на 180 градусов, (охотники говорят «стал ушами назад») и по своему же следу бежать назад. Здесь он столкнулся нос к носу с отставшей Душкой, которая не оставила ему никаких шансов, взяв без угонок. Так закончил свой земной путь «профессор», который до этого по чернотропу трижды уходил от моих собак. Жаль. Таким зайцам надо жить. Ведь от них родится крепкое потомство, на радость матушке Природе и нам её почитателям и хранителям — псовым охотникам.

Поблагодарив Господа за зверя, я отправился домой. Обратный свой маршрут я проложил на несколько сот метров левее, что позволило продолжить охоту и, как оказалось, весьма удачно. Мой путь пролегал через поле люцерны, которое протянулось вдоль светосигнальной полосы, но только с другой её стороны. Удивительно, но факт, зверя я поднял почти так же, как и в предыдущем случае. Сначала я нашёл относительно свежую лёжку зайца, в которой он не ночевал. Далее, стал её охаживать по кругу. Однако не прошёл и одного, в момент, когда я находился к нему спиной, косой поднялся с лёжки. Моих собак сдуло с места мгновенно. Я резко повернулся и увидел русака, несущегося по светосигнальной полосе и за ним всю мою свору. Здесь последовало две угонки. Первую сделал Рутлес, пытаясь взять зверя с первого подхода. Он в прыжке сильно наклонился, стараясь схватить косого, но промахнулся, и юзом пропахал метра три головой в снегу. Из-под этой угонки сделала попытку взять Эфа, но только смогла лишить серого торопыгу части шерсти на спине. Пока обе собаки справлялись после угонок, падений и прыжков, травлю возглавила Душка. Заяц уже летел по полю озимки, тому самому, на котором два часа назад мы протравили русака. Наш нынешний оппонент не пошёл в сторону виноградника. Он направил свои длинные ноги в сторону проёма в ограде, а для того, чтобы оторваться от собак, встал на удул, идущий вдоль всего бетонного забора. Расстояние между зайцем и собаками стало увеличиваться прямо на глазах. Наш косой успешно нырнул в проём, имея фору около 20 метров. Всё, что было дальше за забором я, конечно же, не видел, но книга следов поведала мне обо всём подробно. Оказавшись по другую сторону забора, беглец наш некоторое время бежал рядом с ним в направлении рулёжной полосы. Однако малоснежная поверхность поля, отняла преимущества в скорости, которые он имел, скача по удулу, и Рут, шедший первым среди собак, начал к нему приближаться. Тогда заяц поворачивает к видневшимся в полукилометре буграм, густо покрытыми сорами, по-видимому, среди которых в другие времена года, он находил всегда надёжное укрытие. Но ещё раньше туда же посмешила Душка, которая не пошла следом за Рутлесом, а своей удивительной интуицией сразу же определила конечный пункт скачки косого, и, не мешкая, срезая угол, понеслась к буграм и прибыла туда на несколько секунд раньше лидирующего тандема. Заяц, который из-за белого окраса узрел Душку слишком поздно, оказался зажатым между двумя преследователями и в отчаянии совершил высоченный прыжок, рассчитывая сразу взлететь на вершину бугра, а там уж действовать по обстановке. Но длительная скачка на пределе сил лишила этот прыжок необходимой дальности, и косой приземлился на склон бугра, прямо на снежный козырёк и сразу же провалился с головой. Рутлес, который висел у беглеца на хвосте, в прыжке накрыл его, подводя, таким образом, черту этой захватывающей травле. Но мастерицу Душу, никак такой финал не устраивал. Она полагала, что право поимки принадлежит ей. Ибо именно она, проявив мастерство, раньше серого ушастика оказалась у бугров и вынудила совершить его роковой прыжок. Поэтому, с наглостью ей присущей, она лишила Рутлеса его заслуженного трофея. Полагаю, что без некоторой борьбы здесь не обошлось, но право более старшей, более сильной возобладало.

Когда издали в бинокль я увидел Рутлеса, он стоял на вершине бугра как изваяние, не шелохнувшись. Души видно не было, но я знал, что она где- то рядом. Подойдя ближе, я разглядел и Душу, которая лежала в небольшой снежной яме на склоне бугра, вершину которого венчал собой Рут. Передними ногами она прижимала к снегу пойманного русака.

Вторая поимка в течение часа - редкая удача. «Господи! Спасибо тебе за то, что признал нас за настоящих псовых охотников», вспомнил я своё утреннее обращение к Всевышнему. «Ни корысти и тщеславия ради, любим мы старинную эту забаву великих наших предков, а только отечества ради, как часть истории народа русского и традиций его в коих живёт душа и характер его» как молитву мысленно произнёс я, забрал у Душки русака, упаковал его как и предыдущего и с лёгким сердцем, не чувствуя усталости, отправился домой.

Весь путь, а это почти час времени, меня занимала только одна мысль, почему «профессор» так ошибся. Ведь до этого по чернотропу, он трижды уверенно уходил от собак, не давая им ни одного шанса. В конце - концов, мне кажется, я нашёл ответ на этот вопрос. Виною тому две бесснежные предыдущие зимы. Матёрый зверь не знал или уже забыл, как меняется окружающая природа после первых зимних метелей. Ведь первый снег упал на землю только в новогоднюю ночь, и «профессор» не имел времени полностью адаптироваться к изменившейся обстановке.

Псовый охотник Максимов В.Е.


На нашем сайте вы можете ознакомиться с другими публикациями Владимира Максимова:
Вдохновение
Вдохновение. Тайна
Братья славяне
Долг платежом красен
Кубку им.Мачеварианова быть
Охотничьи страсти в степях Тавриды

Другие новости сайта borzoi.org.ua

06 янв, 2019 | Helena


« Предыдущий - Следующий »
---------------------------------------------

Комментарий

Комментариев еще нет. Вы можете стать первым!
Регистрация не обязательна!

Оставить комментарий

Для комментирования вы должны зайти как пользователь

Категории

Поиск

Реклама