Добавить в закладки

Третье письмо к охотнику

Письмо Вышеславцева Аркадия Сергеевича (1819-1889), опубликованное в мартовском номере журнала "Природа и охота" за 1879 год.


Письмо третье


Известно, что молодость думает о будущем, зрелый возраст о настоящем, старость — о прошедшем, что совершенно естественно; поэтому я и пишу вам о прошлом и расскажу об одном необыкновенно покойном и удобном поле. Это было назад тому лет тридцать, когда еще были чистопородные густопсовые борзые, — "дела давно минувших дней" и скоро дни эти будут "преданьем старины глубокой"...

Одну зиму жил я дома в деревне, наслаждаясь уединением. Охота с борзыми давно кончилась, наступил декабрь, замерзла река и по ней потянулись обозы с хлебом и лесом на пристань; снегу выпало довольно. В полдень вышел я из дому пройтись по хозяйству и по саду; со мною, по обыкновенно, вышли Гамлет* и маркловка Рашель, красивая и умная как ее известная соплеменница, и присоединилось несколько борзых, — еще повторю, — густопсовых... Было тепло — 5-6 град, морозу; можно бы было съездить на порошу, так как снег был еще мягкий, но утром снег опять пошел и занес след. Однако я шел в сад с невольною надеждою найти русака, что случалось нередко. И точно, едва отошёл я 30-40 шагов от дому, следуя по тропе, проложенной садовником, как Рашель, что-то искавшая в вишнях, вдруг залилась как гончая и из-под нее выскочил красивый, цветной русак.
* Датско-меделянский кобель. - Прим.ред.borzoi.org.ua

Если бы я нюхал табак, то в этом месте рассказа остановился бы, вынул бы табакерку и носовой платок и понюхал, припоминая затем — на чем остановился. Но не нюхая табаку, я продолжаю немедленно. Русак сейчас же бросился вниз, под гору, полетал через реку на ту сторону, борзые, Рашель и Гамлет — за ним; я остановился, любуясь картиною. Припомните местоположение и вы поймете всю сцену. Дом наш находится на краю высокой горы и вид из окон превосходный: внизу река, с островами, лесом, кустарниками и камышами; за рекою, на низком песчаном берегу, протянулась деревня; за нею, на законном расстоянии — гумна; дальше — поля, сливающиеся с горизонтом. Русак отдалел от борзых, по крутизне горы и по кустарникам островов, но они стали настигать его около гумен и за гумнами поймали. Там, на току, молотили мужики; бросились они с цепами отбивать русака, думая, конечно, что иначе собаки немедленно съедят его, как их дворняжки; борзые сейчас же отошли от русака и мужики подходили, чтобы взять его; как вдруг, опередив их, подскакал к русаку Гамлет и взял его; мужики расступились, не смея отнять зайца у такой страшной собаки, и вот Гамлет, неся русака, как легавые носят мелкую дичь, галопом отправился домой, со свитою борзых сзади, мимо мужиков; галопом влетел на гору и положил русака к моим ногам, с радости махая хвостом, в ожидании лапки. Не правда ли — покойное поле?

Так несколько лет сряду Гамлет, не пропускавший осенью ни одного поля, подавал нам русаков, что было очень удобно, особенно когда случалось, что русак был пойман за каким-нибудь топким оврагом, объезжать который пришлось бы версту или больше. Потом он перестал приносить зайцев, потому что один охотник, не зная привычки Гамлета, подскакав к пойманному русаку и видя, что Гамлет хватает его, ударил его арапником по голове. Гамлет обиделся и мы лишились большого удобства.

Умер Гамлет злою смертью, но едва ли я когда-нибудь буду в состоянии рассказать вам об этом...


Старый охотник



Журнал "Природа и охота", март 1879 года.
Из фондов РНБ


При копировании активная ссылка на сайт обязательна!


Первое письмо
Второе письмо

Другие новости сайта borzoi.org.ua

30 май, 2018 | Helena


« Предыдущий - Следующий »
---------------------------------------------

Комментарий

Комментариев еще нет. Вы можете стать первым!
Регистрация не обязательна!

Оставить комментарий

Для комментирования вы должны зайти как пользователь

Категории

Поиск

Реклама