Добавить в закладки

Дела давно минувших дней. Глава VII

Когда я добрался до опушки, стая работала в противоположном конце острова, опять во моховом болоте, и я имел достаточно времени выбрать себе укромное местечко, с которого открывался мне вид по крайней мере на пространство четырех свор. Как я ни старался увидеть хоть одну свору, стоящую в ожидании зверя, мне это все-таки не удавалось, — такие хорошие прикрытия нашли себе охотники, — мне оставалось только в воображении определить местонахождение каждого.

Недолго пришлось мне находиться в этом пустом созерцательном положении; слышу — стая ведёт обратно, ведёт парато, варко, жарко — все ближе! Вот кажется скоро, сейчас она сомнёт меня. Господи! Да что же это за божественная музыка! "Что твой Моцарт, что твой Бетховен"!

Матерый волк вынесся из острова шагах в пятидесяти от меня и свободным махом пошел прямо чистым лугом. Ну, мелькнуло у меня в голове, теперь будет дело и я увижу наконец Г-их волкодавов в работе. Не отошёл волк от острова и ста шагов, как на опушку выскочили трое выжлятников, а за ними стали высыпать и гончие.

"Стой! Стой! Собачки! Назад в остров! В остров!" - начали они отбивать собак, хлопая арапниками, и ни одна из нескольких десятков гончих не прорвалась в поле, несмотря на то, что могли взять волка на глазок.

Вижу, на встречу волку прямо в лоб несутся три собаки и за ними, громко атукая, князь В-ий. Волк, при приближении собак, чуть заметно покосил вправо, нисколько не прибавляя хода и по видимому не обращая на них никакого внимания. Мне и впоследствии неоднократно приходилось наблюдать, что волк инстинктивно чувствует с кем ему придется иметь дело и насколько серьезны и опасны для него наступающие враги. Так было и этот раз: волк не обращал никакого внимания на оплясывавших его княжеских борзых, но когда, он увидел спешивших к нему злыми ногами двух серо-пегих кобелей "Нахала" и "Удава" своры Н.Н.Г-ва, он, задержавшись на мгновение, взял влево почти под прямым углом, чем поставил кобелей в угон и наддал так, что, глядя на него, и то дух захватывало.

— Уйдёт! - подумалось мне в первую минуту, и я бросился заскакивать волка; но оказалось, что волк поздно заприметил Г-их кобелей и его маневр ему не удался.

Кобели живо приспели к нему, один из них могучим броском ударил волка грудью так, что они оба кубарем покатились через голову и в то же мгновение другой мертво взял его прямо в глотку. Тем не менее волк быстро поднялся и, стараясь стряхнуть крепко державшего его кобеля, встал высоко на задние ноги, точно конь на дыбки поднялся! Тут первый кобель взял его в шею слева и повис, как пиявка. Несмотря на державших его без отрыва двух громадных кобелей, волк все-таки шел таща их на себе и шел таким образом более десяти сажен. В это время подоспела на помощь свора охотника Александра, и обе собаки взяли по месту без отрыва: кобель "Наян" — в шею с другой стороны и сука "Лихотка" — в гачи. Этими четырьмя собаками матерый волчина был буквально растянут и не мог более двинуться с места, а княжеские собачки прыгали кругом и громко лаяли.

Подскакав к этой группе, я застал следующую картину: охотник Александр уже сидит верхом на волке, держа его обеими руками за уши, сам Г-в сострунивает серого, а князь со сконфуженным видом принимает на свору от своего стремянного тоже теперь как-будто сконфуженных собак.

Когда операция сострунивания была окончена, волка уложили поперек седла на лошадь Г-ского стремянного, который и повел ее в поводу, а сам Г-в, его охотник Сашка и князь отправились на рысях занимать опять свои места, так как в острове шла опять самая жаркая гоньба — гончие варили без скалу, как в котле кипели!

Вопреки всякого благоразумия, я, вместо того, чтобы отъехать за кого-нибудь из них, во весь карьер полетел опять к лесу и занял свое прежнее место в опушке.

К великому моему удовольствию, моя опрометчивость и неосторожность не сделали вреда, а напротив послужили даже на пользу князя и именно вот по какому случаю: только что я сунулся в опушку, гончие, ведшие прямо на меня, повели назад в остров и я было уже начал ругать себя за то, что отпугнул зверя. К счастью, сделав только самый небольшой круг, они снова, и казалось еще азартнее, повели опять прямо на меня, и действительно из опушки сунулись два волка, показавшиеся мне прибылыми, в сравнении с только что взятым матерым, и пошли - один прямо по направлению к князю, а другой к Г-ву. Князь погорячился и, не дав шедшему к нему волчку отойти на хорошую дистанцию от леса, спустил своих собак, неистово улюлюкая и волчок во все ноги бросился обратно к лесу, а шедший на Г-ва тоже покосил вправо. Тут мне удалось воочию увидеть баснословную дисциплину просто идеальной стаи: гончие, вылетевшие из опушки и остановленные выжлятниками, увидали несшегося обратно в остров волка, заревели во все голоса по зрячему, но ни одна не была выпущена за линию стоявших перед ними молодцов выжлятников. Особенно комичен был старый осенистый выжлец ("Соловей" один из любимцев Федора, как я узнал потом), который орал, как будто его дерут арапником, и стоя на одном месте, беспрерывно подпрыгивал передними ногами, напоминая павианов в клетке за железной решеткой.

— Улю-лю! - неистовствовал князь, боясь, что его собаки не поспеют к волку и он успеет скрыться в опушке.

Но тут ко мне вернулось соображение и присутствие духа; я начал отскакивать волка от опушки, который, не дойдя до нее шагов сто, под прямым углом пошел вдоль нее. Один из кобелей князя лихо приспел к нему и повалил кубарем, другой кобель и сука немедленно тоже навалились и все трое начали его щипать и трепать, мертво не брали, но и ходу не давали, так что ловкому стремянному князя удалось все-таки уловить хороший момент и зарезать волка.

В это время другой волк, выжданный в меру, был задавлен двумя Г-ими кобелями, буквально как котёнок. Оба волка оказались действительно прибылые, но из ранних, потому что были велики для конца сентября, так что многих брало потом сомнение — не переярки ли они?

Простояв еще около сорока минут, при без умолку продолжавшейся гоньбе в острове, вдруг все стихло и раздался сигналь Федора: "выходи вон"!
Все охотники начали стягиваться в нашу сторону, где был сам хозяин охоты, на опушке тут же показались выжлятники, появился и сам Федор, подзывая свою армию.

Через какие-нибудь полчаса все были в сборе, сгруппировавшись вокруг милейшего Николая Николаевича и разглядывая взятые трофеи.
Налицо оказались: матерые волк и волчица, пять молодых и один переярок; другой переярок, выходивший на свору X-го, ушел от его слабых собак, которые не могли быть поддержаны своевременно рядом стоявшей сворой одного из Г-их охотников, бравшего в это время другого переярка; кроме того было затравлено пять, шесть беляков охотниками князя В-го, которым было разрешено травить зайцев, так как их собаки заведомо волков не брали.

Охота вышла блестящей по результатам: вся волчья семья, за исключением одного ушедшего переярка, лежала у ног победителей; а потому все были в наилучшем расположении духа, оживленно передавали друг другу и всем свои впечатления в свою травлю.

Только майор 3-н был мрачен и как-то зло посматривал на лукаво улыбающегося Федора, что было замечено всеми, когда круговая чарка за упокой погибших и за здравие победителей стала переходить из рук в руки.
— Что с вами, майор? - приставали все к свирепому воину.
— Отстаньте, - отвечал все еще раздраженный майор, хотя уже видимо смягченным голосом.
— Да в чем дело? - обратился строго Николай Николаевич к Федору.
— Не могу звать, - отвечал лукаво доезжачий, — кажись помог их высокоблагородию, а они изволят гневаться?...

— Нет, уж лучше сам расскажу, господа, - начал уже совсем весело 3-н. — Представьте себе: вышла на меня старуха и полезла прямо в ноги; слева от меня стоял княжеский Прошка, а справа очень далеко Б-н, травивший в это время прибылого, значит помощи мне ждать было не от кого. Ну, думаю, авось Бог даст мои злобачи и одни осилят волчицу — выждал, признаюсь, мастерски, спустил в меру. Улюлюкнул! "Убей" ударил грудь в грудь, покатились кубарем, налетел "Хват" — прямо в шиворот, вижу: держит хорошо. Однако встала волчица, потащила "Хвата" на себе. "Убей" взял было за заднюю правую ногу, да в это время "Хват" оторвался, а она, подлая, воспользовавшись этим, дала такую хватку "Убею," что он с визгом покатился от неё через голову, однако справился и полез опять к ней, — и начали они оба с "Хватом" брать ее с опаской и с отхватом, ходу не дают, да и не держат. Первым-то ударом "Убей" поставил волчицу налево кругом, а поэтому и шла у меня вся эта музыка-то прямо к острову. Не держат мои как следует, никак не могу изловчиться прирезать подлую, а тут вдруг как-то и совсем справилась, начала наддавать и оттираться от моих кобелей. Ну, думаю, дело плохо, ототрется подлая, уедет! До опушки остается всего каких-нибудь сажен двадцать! Как из земли вдруг вырос в опушке вот этот мерзавец, указал 3-н на Федора, и как борзых на своре держит на смычках трех выжлецов. Смотрю, спустил выжлецов, сам бежит пешком, каналья, улюлюкает! "Не выдайте, -орет, - голубчики! Улю-лю! Улю-лю! Ее бестию! " В один миг выжлецы накрыли волчиху и растянули! Тут и "Убей" с "Хватом" взяли по месту мертво. Быстро соскочив с коня, успел я принять эту сволочь, и когда подбежал Федька, волчица лежала уже бездыханная! А ведь поспей этот подлец раньше меня, отбил бы у меня зверя-то! Небось рука не дрогнула бы! Зарезал бы сам, каналья! - всеобщий дружный смех, не исключая и самого 3-на, завершил оживленный рассказ его.

И так, волчица была взята майором 3-м с помощью выжлецов; родоначальник всей волчьей семьи мастерски и лихо взят живьём сворами Н.Н. и его охотника Александра и соструненный лежал теперь перед нами, злобно поводя глазами; прибылые волки были взяты: один Н.Н., другой князем, третий Б-м, остальные два Г-ими охотниками на узких перемычках; из двух переярков, вышедших почти одновременно тоже на Г-го охотника и X-го, первый был принять из-под трех собак, а второй, как было уже помянуто выше, ушел.

Шумно и весело возвращались мы в места стоянки, провожаемые по деревне низко кланявшимися крестьянами, благодарившими за уничтожение волков, так много причинявших им вреда.

В штаб-квартире нас ожидал уже готовый обед, за который все и принялись с волчьим аппетитом.



Продолжение

Начало


Редакция сайта благодарит Виктора Гринько за любезно предоставленный материал.
При копировании активная ссылка на сайт обязательна!


Другие новости сайта borzoi.org.ua

07 июн, 2018 | Helena


« Предыдущий - Следующий »
---------------------------------------------

Комментарий

Комментариев еще нет. Вы можете стать первым!
Регистрация не обязательна!

Оставить комментарий

Для комментирования вы должны зайти как пользователь

Категории

Поиск

Реклама