Добавить в закладки

Заметка псового охотника

Предлагаю вашему вниманию заметку Н.Д.Ступишина из майского номера журнала "Природа и охота" за 1878 год.

* * *

Самой главной причиной, обусловливавшей уничтожение густопсовых собак и размножение бесчисленных разновидностей, уродливых и тупых помесей — была, конечно, страсть охотников мешать породы борзых. Ясно сознав эту причину, Императорское Общество Охоты постановило выдавать на выставках первую премию кровным густопсовым. Но до сих пор, однако, ни один из наших псовых охотников не только не представил еще подобного экземпляра, но, как кажется, ни-кто серьезно и не подумал, никто и не начал заботиться о возрождении этой угасающей породы из уцелевших пока, слабых ее остатков. Напротив, гг. псовые охотники, насколько это видно, по крайней мере, из журнала "Охоты", лишь снова и, пожалуй, еще пуще прежнего, увлеклись унаследованной нами от дедов страстью — мешать породы.

По ведь для того, чтобы выводить новую породу, охотнику, задавшемуся мыслью получить собаку с известными формами и качествами, мало, без сомнения, иметь только кровных производителей, с свойственными им прирожденными достоинствами. Здесь задача не в одном только изменении наружных форм — изменении, которое имеют в виду скотоводы, при подборе и скрещивании производителей для улучшения различных пород скота, — здесь она много сложнее: кроме наружных форм, нужно еще заботиться и о внутренних качествах, составляющих полевые достоинства собаки. Тут нужно, следовательно, знать то соотношение, в котором находятся наружные признаки и достоинства к внутренним, нужно знать те условия, при которых совершается передача тех и других признаков вместе, в совокупности, при которых задерживается наследственная передача одних и в усиленной степени происходит передача других, — при которых могут и не могут переходить известные признаки и качества обоих производителей к их детям, при которых вернее наследуются качества отца, чем матери, и наоборот, — качества представителя одной породы больше, чем представителя другой, и т. д. Все трудно и перечислить. Таким образом, необходимым является знание физиологии и психологии животного, знание законов, которым подчинена наследственность. К сожалению, это знание пока недоступно: несмотря на чрезвычайно быстрые успехи, на поразительные открытия пауки, для нас все еще остаются сокрытыми многие великие тайны природы, многие законы, управляющие известными явлениями. Без точного же знания, всех помянутых мной и других сложных комбинаций и взаимных соотношений, можно только иметь представление об идеале, желать и надеяться на осуществление мечты, но нельзя иметь уверенности, нельзя иметь точного, определенного направления в стремлении к достижению цели. Отсюда следует, что выводители пород, не имея под ногами твердой научной почвы, принуждены волей-неволей действовать наобум, на авось.

Никто, разумеется, не станет отрицать, что стремление к лучшему весьма похвально всегда и везде; по не следует забывать, что в стремлении и к достижению сомнительного лучшего не надо пренебрегать и сохранением существующего уже верного хорошего; иначе можно очутиться в печальном и смешном положении, т. е. не добиться лучшего, уничтожить или испортить хорошее и остаться при одном плохом. Кажется, что в такое положение стали и мы, псовые охотники, благодаря нашей страсти к смешению пород борзых.

Страсть мешать породы борзых, как я уже сказал выше, не новость. Обыкновенно, при скрещивании двух различных пород, придерживались одной которой-нибудь из них и ею обновляли кровь во вновь выведенной помеси. Пробовали, впрочем, также подбирать производителей, принимая в соображение только полевые их достоинства и не обращая никакого внимания на их наружные формы. При этом руководствовались мыслью содействовать природе, т.е. думали, что при помощи такого искусственного подбора, внутренние качества собаки достигнут возможного совершенства, и что, по мере того, как они будут совершенствоваться, благодаря участию человека, наружные формы будут принимать соответствующие изменения, при посредстве самой природы. Думали это на том основании, что форма и качества составляют одно нераздельное целое, следовательно, в одной собаке не могут совмещаться формы одной породы, а качества другой; надеялись, что природа сама выработает одну общую форму, которая находилась бы в соответствии с суммой разных качеств, полученных в помеси путем соединения собак разнородных, но в одинаковой степени одаренных полевыми достоинствами.

Однако, из всех этих широко задуманных предприятий толку не вышло ни на грош, а вреда много, потому что попытки эти уничтожили породу наших густопсовых. Есть основание предполагать, что если бы и другие породы борзых имели родиной своей только одну Россию, то все они также уничтожились бы, потому что и над ними тоже стали бы производить подобные же опыты.

Действительно, бывали случаи, что и из помеси удавались лихие собаки; по эти случаи бывали очень редки, и притом эти выродки не наследовали вполне достоинств тех пород, от которых они происходили, и не передавали своих личных, случайных качеств потомству; они оставались единичными, исключительными явлениями — и, к стыду псовых охотников, не были даже расследованы, как сами, так и их восходящие линии.

Мое мнение таково, что каждая чистокровная порода борзых стоит несравненно выше всевозможных мешанных, так как тип кровных уже определился. Чистокровным собаки, при правильном подборе производителей, могут лишь улучшаться, могут быть доведены до совершенства, оставаясь в то же время неизменными в своих формах: мешанные же породы крайне неустойчивы и постоянно, даже через целый ряд поколений, возвращаются к родоначальному типу. Доказательством тому может служить случай, бывший у моего соседа, Александра Ивлевича Голчина, в Казанской губернии, Спасского уезда.

Г. Голчин где-то достал куцую крымскую суку — поберег ее с псовым кобелем и повел от них породу, придерживаясь постоянно своих сук и обновляя кровь псовыми кобелями. От частого обновления собаки приняли уже вид, подходящий к псовым; но, несмотря па это, иногда вырождались из них куцые и полукуцые. Признак этот исчезал в нескольких поколениях, затем вдруг снова появлялся в некоторых особях. Таким образом прошло сорок три года. В конце же концов, сука из этой породы, поблюденная с псовым кобелем, принесла целый помет чистейших крымок. Из этого последнего, чисто сюрпризного помета, одна сука была у меня и имела все достоинства кровных крымок. К сожалению, чума положила конец наблюдениям и опытам, производившимся над этой породой.

О неустойчивости типа мешанных пород, не спорят даже и самые ярые их приверженцы, а напротив, еще подтверждают. Вот что говорить г. Мачеварианов в своих "Записках" на 72-й странице: "Но только помните, что порода освежается, когда нужно, чистым, кровным, не мешанным производителем, или — такою же сукою; а именно: если в породе стала уменьшаться сила, то следует впустить горскую кровь; а если уменьшилась пылкость, — то псовую". Тоже самое подтверждает и г. Ермолов, последователь г. Мачеварианова, в своей статье, помещенной в журнале "Охоты" за май 1875 года, под названием "По поводу статьи г. А. Е. Корша", говоря: "Разумная примесь, производимая не часто, обновляет, освежает кровь, и примесь к псовым крови крымских собак (в особенности горских) произвела..." О том же повторяется в статье, помещенной, в июне того же года под заглавием: "Порода резвых борзых". Дельные охотники, взяв помет от крымской суки и псового кобеля, или, наоборот, от псовой суки и крымского кобеля, последующую породу ведут, сберегая полукрымок с псовыми, четверть крымок снова с псовыми и т. д. и, только по прошествии 10 —15 лет, подновляют кровь своих собак".

В виду такой сильной неустойчивости мешанных пород, не лучше ли нам вместо того, чтобы тратить время и деньги на вывод случайных удачных единиц, из целых сотен ни на что негодных тупиц — заняться возобновлением породы густопсовых? Тоже предлагает и г. Старый Охотник в прекрасной статье своей, помещенной в журнале "Охоты" за июнь 1875 года "Питомник собак по проекту А. С—ча". И это возобновление также, конечно, не легко, но оно, во всяком случае, доступно, целесообразно и верно, а не шатко и не гадательно. Если одному человеку невозможно добиться желанных в этом деле результатов, не взирая па такое важное пособие, каким являются ежегодные выставки собак, то неужели же не найдется у нас нескольких охотников, не увлеченных пагубной и односторонней страстью смешивания пород? Неужели же из среды гг. псовых охотников не найдется желающих составить из себя особое общество, члены которого, отбросив фальшивое, ложное самолюбие, заставляющее многих держаться только своей породы, не обязываясь другим, старались бы общими силами и средствами о возобновлении почти угасшей породы густопсовых? (Скажу кстати, что ложное самолюбие играло тоже не последнюю роль в деле уничтожения русской кровной породы борзых). Что трудно одному, то легко многим; поэтому если бы многие охотники согласились неутомимо преследовать одну общую, названную мною, цель, если бы каждый из них о получаемых им результатах сообщал в журнале "Охоты", чтобы тем самым облегчить труд другим трудящимся над той же задачей лицам — то нет сомнения, что общие усилия привели бы непременно к желанным благоприятным последствиям.

Н.Д. Ступишин

10-го мая 1878 года. Серные воды.





"Природа и охота", май 1878г.
Из фондов РНБ


При копировании активная ссылка на сайт обязательна!



Другие новости сайта borzoi.org.ua

11 авг, 2018 | Helena


« Предыдущий - Следующий »
---------------------------------------------

Комментарий

Комментариев еще нет. Вы можете стать первым!
Регистрация не обязательна!

Оставить комментарий

Для комментирования вы должны зайти как пользователь

Категории

Поиск

Реклама