Добавить в закладки

Альфред Брем. Борзые собаки. Часть III

Из третьего отрывка из "Жизни животных" А.Брема вы узнаете о цене борзой собаки в Йемене, а также интересные факты о борзых из центральной части Судана.

* * *

Между тем, как на севере борзые собаки значительно различаются друг от друга по телосложению и шерсти, южные борзые, по-видимому, принадлежат все к одной породе, которую можно назвать степною. Все эти собаки очень породисты и красивы, шерсть у них шелковистая, цвет ее бледно-чалый, иногда переходящий в беловатый, но иногда принимающий бурый оттенок. На древних, египетских памятниках встречается изображение подобных собак, именно пегой масти, из чего можно заключить, что человек уже издавна пользуется этим прекрасным животным. Я познакомился с этими борзыми в Кордофане.

Все степные африканские народы, как оседлые, так и бродячие, особенно высоко ценят борзых собак. Мне нигде не удалось купить борзую, так как африканцы ни за что не хотят продавать их. Цена этих животных определяется известными обычаями, которые получили значение законов; так, например, в Йемене древний обычай требует, чтобы тот, кто убил борзую, уплатил ее хозяину столько пшеницы, сколько нужно, чтобы покрыть собаку, повешенную за хвост и касающуюся мордой до земли. Принимая во внимание, что пшеница в тех местах стоит довольно дорого, и что для зарытия столь крупной собаки нужна очень большая куча, оказывается, что за убитую собаку требуют необыкновенно большую цену.

В 1848 году прожил я несколько недель в деревне Мельбес в Кордофане и здесь имел возможность наблюдать центрально-африканских борзых. Хотя жители этой деревни и сеют хлеб, но преимущественно занимаются скотоводством и охотой, поэтому они держат только овчарок при стадах и борзых у себя в деревне. Перед каждым домом можно было видеть, если пройтись по деревне, несколько этих великолепных животных, из которых одно превосходило другое по красоте.

Они отличались от своих европейских родичей тем, что служили прекрасными сторожевыми собаками, а также охраняли деревню от ночных нападений гиен и леопардов; только с одним львом они не вступали в борьбу. Днем они лежали смирно и оживлялись только при наступлении ночи, тогда они лазали по всем стенам и далее влезали на конические, соломенные крыши круглых хижин, чтобы с верхушки их удобно осматривать окрестность, причем нельзя было не удивляться их искусству лазать. Уже в Египте я замечал, что тамошние деревенские собаки ночью держатся более на крышах домов, чем на улицах, но там все крыши плоские, а в Мельбесе подобных крыш очень мало. Вначале ночи слышен был кое-где лай, но скоро он прекращался и наступала тишина, прерывавшаяся лишь тем шорохом, который происходил от лазающей по крыше собаки. Однако, во время моего пребывания в этой деревне редкая ночь проходила без того, чтобы собаки не нашли возможность принести пользу людям. Гиены, леопарды, гепарды, волки и другие хищные животные почти каждую ночь приближались к деревне. Одна из собак замечала непрошеного гостя и начинала свой своеобразный, короткий лай. Все собаки в одно мгновение оживлялись: соскакивали большими прыжками с крыш, соединились на улицах в стаи и со всех ног неслись в ту сторону, где был замечен враг. Через четверть часа, обыкновенно, стая возвращалась назад. При виде стаи хищник обращался в бегство, и собаки очень далеко никогда не преследовали его. Если же они чуяли льва, то трусливо прятались под колючую ограду, окружавшую деревню.

Каждую неделю устраивалось несколько праздников для наших борзых. Рано утром слышен был в деревне звук рожка и он вызывал такое оживление между собаками деревни, какое трудно описать. Когда я в первый раз услышал звук этого рожка, то не понял, что он означает, но собаки понимали это очень хорошо. Из каждого дома выбегало три или четыре собаки, летели на звук рожка, и в несколько минут около горниста собиралась стая, состоявшая, по крайней мере, из 50—60 собак. Как нетерпеливые дети толкались они около этого человека, прыгали вокруг него, выли, лаяли и визжали, бегали взад и вперед, друг на друга ворчали, ревниво отталкивали тех собак, которые были ближе к горнисту, одним словом, каждым звуком и каждым движением доказывали, как они сильно были возбуждены. Когда я заметил, что из большинства домов выходят молодые люди с копьями, арканами и веревками, то я понял значение рожка: это был охотничий призыв. Тогда люди собирались около собак, и каждый в толпе разыскивал принадлежащих ему борзых. Около каждого охотника собиралось от 4—6 собак и им было очень трудно удерживать нетерпеливых животных, которые то забегали вперед, то толклись около хозяина, лая и тявкая без конца. Наконец, вся охотничья процессия выходила из деревни, представляя собою великолепное зрелище.

Далеко никогда не уходили, так, как ближайшие леса доставляли обильную добычу для охоты, которая, благодаря искусству и усердию собак, оказывалась не очень трудною для людей. Приблизившись к какой-нибудь роще, ее окружали со всех сторон и спускали собак, которые бросались в чащу и ловили почти всю находившуюся гам дичь. Мне приносили дроф, цесарок, франколинов и степных куропаток, которые были пойманы собаками, что прекрасно доказывает охотничьи способности этих борзых. Антилопа от них никогда не могла спастись, так как за ней разом гнались всегда от 4-6 собак. Обыкновенная охотничья добыча состояла из антилоп, зайцев и разных птиц, но собаки хватали и других животных, например: волков, шакалов, степных лисиц и других хищных; меня уверяли, что борзые постоянно справляются с леопардом, гепардом и гиеною.

Эти собаки составляют гордость степных жителей и потому их ревниво оберегают. Подобных борзых нельзя встретить у оседлых арабов берегов Нила, а степные арабы редко приходят к Нилу вместе со своими собаками, причем некоторые из сих последних почти всегда пожираются крокодилами. Собаки, родившиеся на берегах Нила и там выросшие, редко делаются жертвами крокодилов; когда они хотят пить, то они приближаются к реке со всевозможною осторожностью и никогда не бросаются зря в воду, как незнакомые с тамошними условиями стенные собаки. Нильская собака подходит к берегу недоверчиво, внимательно осматривает воду, подходит к ней осторожно, постоянно глядит на поверхность обманчивой стихии, пьет понемногу и отскакивает при малейшем движении воды; стенная же собака, напротив, и не подозревает, чтобы в воде могла быть скрыта какая-нибудь опасность. Она беззаботно прыгает в реку, чтобы освежить себе грудь и живот, и таким образом часто попадает в пасть крокодила. Служит ли это обстоятельство главной причиной того, что около Нила не держат борзых, или тут, имеют значение другие причины,— сказать я не могу.


Часть I. О сложке и характере борзой
Часть II. Об охоте на зайца
Часть IV. О борзых западной части Сахары
Часть V. О борзых персов
Часть VI. О левретках
Часть VII. О шотландской борзой

Источник: РГБ


При копировании активная ссылка на сайт обязательна!


Другие новости сайта borzoi.org.ua

08 авг., 2020 | Helena


« Предыдущий - Следующий »
---------------------------------------------

Комментарий

Комментариев еще нет. Вы можете стать первым!
Регистрация не обязательна!

Оставить комментарий

Для комментирования вы должны зайти как пользователь

Категории

Поиск

Реклама