Добавить в закладки

Беседы об экстерьре русской псовой борзой. Беседа вторая: "рабочие" стати

Статья Алексея Оболенского в журнале "Охотничьи собаки" № 6, 2002.
фото


Беседа первая: голова.

Честно признаюсь, приступая к нашим беседам, я даже не мог предположить, насколько интерес читателей к затронутой теме превзойдет мои самые смелые ожидания. Десятки откликов из самых разных уголков России наглядно подтвердили живой интерес борзятников к проблеме экстерьера их любимой породы, потребности внесения радикальных изменений в её стандарт.

Я не случайно выбрал несколько непривычный в охотничьей периодике жанр - «беседы». Ведь на то они и беседы, чтобы, периодически отвлекаясь, дать возможность высказаться собеседникам, выслушать их доводы и аргументы, а затем вновь вернуться к прерванному рассказу.

Вот и сейчас, прежде чем начать обещанный разговор о так называемых «рабочих» статях русских псовых, я хочу добавить несколько слов к предыдущей теме - о породном «лице» русских борзых - голове, которые позволят читателю точнее понять концепцию моих взглядов на происхождение, развитие и, как следствие, облик нашей древнейшей национальной породы.

Наибольшее число писем и телефонных звонков со стороны читателей вызвали два моих утверждения.

Во-первых, многих смутило безапелляционное заявление о возникновении породы русских борзых независимо от их восточных вислоухих сородичей, коренным образом разнящееся со ставшими привычными выводами Л.П.Сабанеева, В.И.Казанского и других авторов. Понятно, столь существенная разница в трактовке истории происхождения породы влечёт за собой большие отличия во взглядах на экстерьер и охотничьи качества псовых.

Но поскольку происхождение и эволюция русских псовых борзых на протяжении многих столетий заслуживают отдельного обстоятельного рассмотрения, мне пока кажется уместным адресовать сторонников восточного, «монголо-татарского», происхождения отечественных борзых и гончих к остающемуся до наших дней за «кадром» богатейшему пласту источников, созданному авторами девятнадцатого столетия, содержащему глубокие историко-аналитические работы, в том числе и по теме происхождения русских борзых, позволившему мне глубоко усомниться в правильности взглядов Н.П.Кишенского, Л.П.Сабанеева и их последователей.

Во-вторых, отдельным нашим современникам очень трудно смириться с главной мыслью, проходящей через всю предыдущую беседу, - об отсутствии исторически сложившейся разнотипности в кровном поголовье русских борзых. Как в своё время Н.Н.Челищеву хотелось чем-нибудь выделить свою «фамильную», «челищевскую», породу среди «озеровских», «першинских», «сумароковских» и других борзых, так и сегодняшние заводчики не прочь усмотреть в поголовье черты собак «русских» и «западных», «зайчатниц» и «волкодавов», а то и борзых «богорадовских», «коршуновских», «максимовских», «норуёвских», «уваровских» и т.д. Желание это вполне естественное, учитывая в особенности жёсткую конкуренцию на рынке сбыта щенков.

Моё глубочайшее убеждение, основанное на изучении все тех же источников прошлого и на многолетнем сравнении нынешних высокопородных представителей, состоит в следующем; типов (не только голов, но и вообще русских борзых) всего два. Это - хороший, объединяющий правильных, высокопородных собак, и плохой, присущий грубым борзым с примесью посторонней крови. Незначительные же отличия в окрасах, очертаниях и размере ушей и т.п. следует рассматривать не в качестве отдельных породных типов, а, скажем, как разницу в чертах лица представителей одной и той же расы.

А коль скоро я определил цель наших с вами бесед как рассказ именно об «идеально-правильных статях» русских псовых борзых, однозначно относящихся к типу собак «хороших», то апологеты низкопородности и ее прямого следствия - разнотипности едва ли найдут что-то подходящее для себя на страницах этих очерков. Речь в них и дальше пойдёт о том, какой русскую псовую борзую видели наши предки - корифеи псовой охоты, и какой мы должны передать её нашим потомкам.
фото Марии Муромцевой
Фото Марии Муромцевой

Покончив с этим совершенно необходимым, по моему мнению, отступлением, настало время перейти к разговору о «рабочих» статях псовых, то есть о частях тела, непосредственно отвечающих за быстроту скачки борзых, выполнение ею своего главного охотничьего предназначения.

Придававший громадное значение общему породному складу борзой Д.П.Вальцов, писавший, что «...как бы правильно ни была сложена собака в смысле пригодности к скачке, но если она не обладает теми ладами, которые признаны... для этой породы обязательными, она всегда... уступит место собаке правильной по породе», говорил также: «Из двух же собак, признанных принадлежащими к одной и той же породе, высшей награды удостоится та, которая более пригодна к хорошему исполнению своего главного назначения, то есть способна работать в поле и неутомимо, и блистательно». Придерживаясь в дальнейшем этой мысли (о неуклонном росте влияния полевого досуга при сохранении высокопородного экстерьера кровной русской борзой), Дмитрий Павлович с успехом доказал её правоту на примере созданной при его непосредственном участии, прогремевшей на весь мир Великокняжеской Першинской охоты, лучшие представители которой, в полной мере соответствуя типу «старинной псовой собаки», обладали ещё и недюжинными полевыми качествами.

В 1886 году Вальцовым (я говорил об этом в предыдущем очерке) была предложена «балловая таблица» для выставочной оценки борзых. В ней Вальцов рекомендовал экспертам отнестись с равной строгостью (по 35 баллов из итоговых 70) к оценке как первостепенных породных признаков, так и «рабочих» статей. Насколько строгим было отношение автора таблицы к первым, мы увидели ещё из беседы о взглядах псовых охотников на голову борзой, для оценки которой Дмитрий Павлович отвёл ни много ни мало - 20 баллов.

К «рабочим» статям Вальцовым были отнесены: задние конечности - «важнейшая часть борзой собаки, это - пружина, которая бросает всё её тело, и, конечно, если пружина слаба, работать собака будет плохо»; передние конечности - роль их, по мнению автора таблицы, по сравнению с задними значительно меньше - «еще при упоре, для изворотливости плечо важно, в доскачке же они - только подпорка для корпуса, и их относительная слабость и недостатки не представляют существенной важности». Исходя из этого, Д.П.Вальцов предложил оценивать правильность задних конечностей 15 баллами, оставив на долю передних только 5. Далее к «рабочим» статям Дмитрий Павлович отнёс грудную клетку, при её оценке в 10 баллов, поскольку «ребро, как вместилище лёгких, о роли которых у борзой нечего распространяться, составляет... одну из важнейших статей», и - спину (степь), оценив ее всего в 5 баллов. Объясняя своё отношение к низкой оценке роли спины, Вальцов писал: «Эта стать наименее изменчива, и только при большой слабости от переслежины или чрезвычайной узости будет помехою резвости. Я видел собак низких (без «верха» - А.О.), несколько переслеговатых, а также и нешироких, с осетровыми позвонками, которые скакали замечательно. Таким образом, по мнению Д.П.Вальцова, с которым трудно не согласиться, приоритеты в оценке «рабочих» статей борзых следует расставить следующем порядке: задние конечности (включая поясницу, круп и правильность постава), грудная клетка, спина и передние конечности. На первый взгляд может показаться, что действующие ныне стандарт породы и основанная на его применении методика выставочного судейства вполне удовлетворяют духу требований, предъявляемых к псовым борзым Вальцовым и его современниками. Однако при более внимательном изучении стандарта невольно начинаешь убеждаться в обратном.
фото Марии Муромцевой
Фото Марии Муромцевой

Прочитав многочисленные статьи и судейские отчёты последних лет, написанные современными экспертами, посмотрев десятки (возможно, даже сотни) собак в рингах, у меня сложилось мнение о том, что нынешнее поголовье русских псовых год от года всё более отходит от своего первоначального типа. И что самое печальное, отходит далеко не в лучшую сторону.

Виной тому не только и не столько сугубо эстетические взгляды заводчиков и экспертов, превращающие русскую борзую то в утрированно облегчённую собачку, то в тяжёлого и рыхлого монстра, но и произвольная трактовка теми же заводчиками и экспертами действующего стандарта, расплывчатость и явное несоответствие отдельных положений которого ведут к столь печальным последствиям.

Чего стоит, к примеру, одно утверждение о том, что (цитирую): «Грудь. Неширокая, уже крестца», ширина которого «между маклаками не менее... 8 см»! Столетие назад такую, с позволения сказать, борзую рассматривали бы как диковину заморскую, а в наши дни многие охотники считают собаку шириной в полтора спичечных коробка чуть ли не за эталон породы! В принципе, требования судей современных выставок сводятся в отношении «рабочих» статей (о которых идёт речь) к следующему: борзая должна иметь достаточную длину корпуса, достаточно опущенную грудь, достаточно выраженные линию верха и углы конечностей. Но именно в этом «достаточно» и кроется произвольное толкование ладов борзой разными людьми. Стандарт ответа на вопрос о точных параметрах «достаточно» не даёт.

Попробуем сами разобраться, какими же всё-таки должны быть «рабочие» стати русской псовой борзой, и обратимся для этого вновь к печатному наследию псовых охотников прошлого.

Начнём мы знакомство с мнениями старинных охотников в порядке, предложенном Д.П.Вальцовым.

ЗАДНИЕ КОНЕЧНОСТИ.
Замечательно, что даже самые непримиримые оппоненты прошлого сходились в описаниях задних ног борзых в мельчайших подробностях. В известном нам «Описании» Н.П.Ермолова говорится: «Задние ноги не слишком прямые и не лучковатые, всего лучше, чтобы только немного потянулись (были несколько отставлены назад - А.О.). Должны быть параллельно и широко поставлены, ежели смотреть сзади и ни в каком случае не с локотками (скакательными суставами, по терминологии автора «Описания» - А.О.) один возле другого, что даёт уродливый и слабый «коровий» зад. Зад собаки вообще должен быть несколько пошире переда. Черные мяса (бёдра) умеренные, но узловатые и крепкие. Пазанки длинные и в пальцах должны походить на русачьи, а не собираться в круглую кошачью лапу, как у многих хортых. Тетивы (ахиллесовы сухожилия - А.О.) должны быть толстые и упругие». Полностью солидарны с Ермоловым П.М.Губин и П.М.Мачеварианов. Первый пишет, что у хорошей борзой «задние ноги потянулись, с правильным постановом их, то есть не очень прямы и не очень лучковаты», а второй поясняет: «...чтоб не были прямы и не слишком лучковаты, то есть согнуты».

Но, позвольте, откуда же пошли разговоры, нашедшие выражение в стандарте о «ярко-выраженных углах сочленений конечностей», которые, по всеобщему авторитетному заключению, не должны быть «слишком согнуты»? Что дало повод В.И.Казанскому изобрести для псовых борзых новый, ранее не известный порок - «прямозадость»?

Я долгое время не мог найти ответ на эти вопросы. Не принесли результата ни чтение ставших классическими руководств по псовой охоте, ни изучение экспертных отчётов, ни просмотр дошедших до наших дней гравюр и фотографий с изображениями псовых борзых XIX - начала XX вв. Даже упомянутая в предыдущей «Беседе» книга Н.Н.Челищева, во многом послужившая отправной точкой создателям послевоенного советского стандарта – В.В.И.Казанскому, Б.Н.Арманду и др., не даёт описания задних конечностей псовых, отличного от ранее известных: (...несколько оттянуты назад и только слегка согнуты в скакательных суставах, т.е. не должны быть «саблистыми». Нет ни слова о пресловутых «углах» и в западноевропейских и американских стандартах, являющихся, по-сути, поздней доработанной редакцией документа, созданного нашими соотечественниками Болдаревым и гр. Шереметевым в 1923 году. Так, действующий стандарт FCI предлагает считать «саблистость» дефектом. Но не мог же В.И.Казанский самостоятельно придти к выводу о необходимости «ярко-выраженных углов» для породы, чистокровных представителей которой к моменту создания стандарта (1947 г.) он практически не видел? Напомню, что в этом году из Германии в СССР была завезена первая (!) чистопородная псовая борзая - Фемина Куик Молодец! Действительно, не мог. И мои поиски со временем увенчались успехом.

В начале 20-х годов прошлого века, в эпоху наибольшего расцвета НЭПа, начался своеобразный «бум» книгоиздательства. На книжных прилавках страны появились сотни и тысячи книг (как правило, малоформатных брошюр) на самые разные темы, послужившие отчасти ответом пишущей интеллигенции нескольким годам жёсткой большевистской цензуры и отсутствия самой возможности увидеть свои произведения опубликованными. Писали обо всём - о Гришке Распутине и генерале Корнилове, о бриллиантах Марии Антуанетты и любовниках маркизы де Помпадур, об экономике и кооперации, о роли в жизни общества порнографии и свободной любви... В 1925 году в Ростове-на-Дону вышла из печати небольшая книжечка, принадлежавшая перу сотрудника тамошнего университета И.П.Тарасова и озаглавленная - «О сложении борзой». На ее-то страницах и прозвучали впервые слова о необходимости «ярко-выраженных углов», крутого обязательного «верха», о вреде длинной псовины и много-много других не менее абсурдных сентенций.
фото Марии Муромцевой
Фото Марии Муромцевой

Правда, И.П.Тарасов не предлагал своё сочинение в качестве методического пособия по племенной работе, а лишь пытался путем различных умозаключений вывести «формулу» идеальной борзой собаки, без различия ее породной принадлежности, ставя во главу угла прежде всего «решение основного вопроса о наиболее приспособленном механизме для покрытия максимума расстояния в минимум времени». Из этого обозначенного в преамбуле тезиса вытекает всё последующее содержание работы И.П.Тарасова. Речь в ней идёт не о русских псовых борзых, не о грейхаундах, не о борзых восточных (хотя все эти породы не раз упоминаются автором), не о приспособленности каждой отдельной породы к конкретным требованиям охоты в различных геоклиматических условиях, а о некой абстрактной борзой собаке, вобравшей в себя положительные стороны известных пород. Причем перечисленные выше вопросы (породной принадлежности и т.д.) отнесены самим автором к субъективным факторам, «отягчающим ответ» на главный, по его словам, вопрос.

Однако советским кинологам, не имеющим собственного опыта работы с породой (дореволюционных псовых охотников - В.С.Мамонтова, Н.А.Сумароковой и Н.Н.Челищева уже не было в живых на момент создания стандарта), предложенные Тарасовым суждения показались истиной в последней инстанции, как нельзя лучше подходившей к общей доктрине советского животноводства, направленной на функциональную целесообразность разводимых пород. А уж, само собой, возрождаемая нашими собаководами псовая борзая могла быть, по их мнению только действительно «идеальной» собакой в плане своих рабочих качеств. О том же, что эта собака вовсе не будет походить на известную всему миру русскую псовую, было забыто...

Тут невольно вспоминаются слова нашего старого борзятника Т.В.Габидзашвили, прозвучавшие не так давно с телеэкрана: «Лучшее - всегда враг хорошего... Все беды с нашей породой начались именно с попытки её улучшения...» Нежданно-негаданно с лёгкой руки «улучшателей» мы получили не только разнотипное поголовье, в массе своей сильно уступавшее дореволюционному экстерьером и охотничьими качествами, но и резко разнящийся с западными отечественный стандарт, создающий по сей день массу проблем собаководам.

А очень многие наши современники и сегодня видят свою цель не в сохранении уникальной национальной породы, а в создании «универсальной» борзой, способной ловить любого зверя, в любых погодных условиях и на любом грунте. Право, господа, может быть, вам лучше перейти на охоту ружейную или промысловую - с силками и капканами, коли число добытого зверя дороже для вас, чем чистота крови одной из немногих русских пород охотничьих собак?

КРУП и ПОЯСНИЦА.
Если в описании задних конечностей, предлагаемом отечественным и зарубежным (действующими сегодня равноправно на территории России) стандартами, встречается достаточно много разночтений, то с крупом и поясницей дела обстоят несколько лучше. Хотя, придётся признать, и здесь западные коллеги подошли к своей задаче более ответственно, сохранив дух классических описаний псовой прошлого.

Сравним. В стандарте FCI №193b указывается: «Круп: удлинённый, широкий и сильный, продолжая линию спины, нисходит книзу. Верхние края костей обоих бёдер должны находиться по меньшей мере на расстоянии ладони (около 8 см) друг от друга...» Кроме того, в стандарте указывается соотношение длины области таза к грудной клетке (1:1), что позволяет избежать кривотолков, вроде привычных нам - «несколько короткий круп», «чересчур растянутая поясница» и т.п. Дополнительно в методической западной литературе содержатся точные указания для определения соотношения длины спины, поясницы и крупа, которое составляет у борзых 1,7:1,3:1,0.

В это же время наш стандарт, не приводя никаких конкретных параметров, предлагает считать недостатками или пороками («по степени выраженности») - узкую, прямую, излишне растянутую, короткую поясницу и узкий, короткий и резко скошенный круп. А само описание этих статей звучит так: «Поясница: крепкая, мускулистая, выпуклая. Круп: длинный, широкий, мускулистый, несколько покатый. Ширина между маклаками не менее 8 см». По какой-то причине авторы умолчали о том, что линия крупа непременно (выделено мной - А.О.) должна продолжать общую линию «верха» борзой собаки. А ведь это незначительное, казалось бы, дополнение позволяет правильно судить о степени скошенности крупа.
фото Владимира Киселева
Фото Владимира Киселева

Старые авторы давно отметили это явление. Ещё П.М.Мачеварианов в «Записках псового охотника Симбирской губернии» (1876 г.) писал: «Крестец - прямой, как у арабской лошади, длинный и широкий: чтоб между задними маклаками свободно укладывалась ладонь со всеми пятью пальцами. Чем более расстояния от маклаков до корня правила, тем сильнее зад, упор и пружинистость задних ног, отчего, преимущественно, бывает большой бросок. Если же крестец не на одной линии с позвоночным столбом (!) и от маклаков к корню правила свесился, тогда собака с таким задом называется ВИСЛОЗАДОЙ, а я прибавлю ещё - слабозадой, потому что она не может иметь ни броска, ни быстрых изворотов».

ГРУДНАЯ КЛЕТКА.
«Борзые русские - такие узкие,
Что верите - не верите,
Их не видно спереди!»

Прочитав этот знакомый большинству борзятников шуточный стишок, вы уже догадались, что дальнейший рассказ пойдёт о грудной клетке псовых борзых, которую Д.П.Вальцов определил как «одну из важнейших статей».

Но, как видно, времена изменились. Процитированный в самом начале этой беседы отрывок из современного отечественного стандарта, предлагающий считать нормой ширину груди менее 8 (!) см, как мне кажется, и стал стимулом для безымянного автора стихотворной шутки. В конце XIX века П.М.Губин характеризовал русскую борзую как собаку «громадную, мощную, псовую и свирепую... страшной ширины». О тех же ширине и мощности писали Вальцов, Ермолов, Мачеварианов. Каким же образом в стандарте на охотничью породу собак могли появиться строки, представляющие борзую профильной картинкой, выпиленной лобзиком из фанеры?

Причина та же - недостаточное знание составителями стандарта первоисточников, небрежение исторически сложившимися взглядами на русскую борзую и охоту с ней, отсутствие личного опыта, попытка искусственно «притянуть» к стандарту имевшееся в СССР поголовье борзых, бывшее порой чистокровным лишь в воображении своих владельцев.

С давних времен выработалось правило, следуя которому псовые охотники считали, что грудь борзой действительно не должна быть шире задней части собаки, но при этом сама по себе может достигать - «ширины страшной»! Губин подробно говорит о необходимой ширине псовой борзой: «Ребра - очень низкие, ниже локотков пальца на три, и бочковатые, так что на загривке собаки (т.е. над передними лопатками) должна свободно укладываться ладонь; ширина зада так велика, что между маклаками можно укладывать семь (!) пальцев, и вообще зад должен быть шире переда».

Н.Н.Челищев дополняет: «Рёбра бочковатые, но не бочонком. Это надо различать. Бочковатые рёбра - это выгнутые широко от позвоночника и затем постепенно спускающиеся полудугой, так что если собаку в рёбрах разрезать поперек, то разрез будет напоминать очертание куриного яйца, острым концом обращенного вниз. Рёбра бочонком - это выпуклые с обеих сторон. Кроме того, рёбра должны плотно прилегать друг к другу и спускаться ниже локотков передних ног, притом ровно, т.е. не уменьшаясь постепенно от передних к задним, а прямо переходя в подрыв».
Блесна Е.Федоренко, фото Е.Мацелик из собрания А.Оболенского
Блесна Е.Федоренко,
фото Е.Мацелик из собрания А.Оболенского

Познакомившись с цитатами из произведений Губина и Челищева, становится понятным, что советские составители стандарта на псовую борзую «всего лишь» перепутали ширину крестца с шириной всей задней части - «зада» собаки. А не будучи исправленной на протяжении полувека, эта путаница повела к изменениям в экстерьере некоторой части поголовья и даже к укоренившемуся у отдельных экспертов и заводчиков мнению о совершенно необходимой узости псовых борзых из аэродинамических и т.п. абсурдных соображений.

СТЕПЬ (СПИНА) И ПЕРЕДНИЕ КОНЕЧНОСТИ.
Нам осталось поговорить о степи русской борзой и её передних ногах. В этом вопросе разночтений фактически не встречается. Стандарты (как отечественный, так и зарубежные) предлагают одно и то же описание статей. Следует, по моему мнению, обратить внимание лишь на несколько нюансов.

Во-первых, наши собаководы уделяют неоправданно большое внимание наличию не только хорошо развитого «верха» у кобелей, но и «напружины» у сук, по-видимому, забывая, что в старину ещё Мачеварианов старался всячески удерживать охотников от такого увлечения: «Сука же должна быть массивная, т.е. хотя рослая, но на ногах казаться низковатой, прямостепая, как скамья, широкая до богатырства... Есть кобели без верха, не крутые, но короткие, сложенные сжато и с широкой колодкой: они тоже не считаются порочными и бывают очень резвы». Вообще разговоры об излишне «верхастых» собаках пошли среди псовых охотников только с последнего десятилетия XIX века, со времени повальной увлечённости садками, повлекшей общее облегчение и утрированность очертаний русских псовых. Если Ермолов, Губин, Мачеварианов и другие охотники считали «верх» для суки порочным, то уже С.В.Озеров и Н.Н.Челищев предпочитают сук с «напружиной» прямостепым. Ближе всех к истине Вальцов, полагавший, что любое состояние спины, кроме переслежины, излишней слабости и узости, не должно считаться порочным для псовых борзых обоего пола.

Во-вторых, борзятников озадачивает толкование «правильности» передних конечностей, предлагаемое западными любителями псовых. Стандарт FCI считает недостатками - вывернутые «в поле» локотки и так называемые «мягкие пясти», т.е. наличие некоторого угла между линиями предплечья и собственно пястью.

Немного вывернутые «в поле» локотки прямых ног и поставленные не отвесно пружинистые пясти во все времена в России считались, по мнению корифеев псовой охоты, показателем «собаки досужистой, много обещающей в полях». Чтобы понять точку зрения западных кинологов, нужно учитывать специфику развития породы на её родине и за рубежом. Описанное выше положение передних конечностей возможно в двух случаях: либо, действительно, у хорошо развитой и физически подготовленной охотничьей собаки, с обильной мускулатурой, либо же у борзой с искривленными до известной степени костями и дефектами суставов. Таким образом, учитывая малоподвижный образ жизни европейских и американских псовых, давно превратившихся из охотничьих в собак-компаньонов, западные собаководы предпочли «не рисковать» и внесли в перечень дефектов те несомненные достоинства полевой собаки, которые никогда не могут естественно (без заболевания) проявиться у комнатной борзой, не имеющей тяжелой физической нагрузки.

Наконец, эксперты и в России, и на Западе частенько неправильно судят о лапах (как передних, так и задних конечностей) псовых борзых, вводя в заблуждение посетителей выставок. Во всех стандартах, начиная с ермоловского «Описания», говорится о «русачьих» лапах, т.е. лапах «сухих, узких, с плотно сжатыми пальцами» или «узких, овального рисунка, с красиво выгнутыми и сомкнутыми пальцами». Все стандарты безоговорочно признают порочными лапы круглые. Но иногда эксперт склонен видеть круглую лапу в плотно сжатых «в комок», как говорили в старину, пальцах и, напротив, считать «русачьей» лапу - с распущенными, вытянутыми в длину пальцами. Прежде всего нужно внести ясность в вопрос: какую лапу следует считать «кошачьей», круглой, и какую «русачьей»? Общепризнанным ответом считается следующий: у собак с круглой лапой длина всех четырёх пальцев одинакова, что и создаёт визуальное ощущение округлости следа, а у обладательниц «русачьих» лап второй и третий пальцы несколько длиннее. Тем не менее, для русской псовой борзой свойственны лапы не просто «русачьи», но и непременно собранные «в комок».

Посмотрим, что писал об этом П.М.Мачеварианов. «(Лапы) передних ног в пальцах сжаты в комок, как склеенные: сухи, узки, как у русака, и собраны так, чтоб упирались зацепами (когтями - А.О.) в землю... (Лапы) задних ног... в пальцах же сжатые в комок, сухие, жилистые, и чтоб все зацепы упирались в землю». При таком положении пальцев зацепы от постоянного соприкосновения с грунтом стачиваются, и проблема стрижки когтей попросту отпадает. Слова Мачеварианова значительно дополняет Л.П.Сабанеев: «У всех русских пород (борзых - А.О.) задние лапы значительно больше передних, как у русака... Они должны быть собраны в комок, как бы склеены, достаточно, но не чрезмерно (!) длинны, с... короткими крепкими ногтями блестяще-черного цвета, упирающимися в землю». Кстати, наши современники на родине породы почему-то забыли о том, что распространившиеся за последние годы светлые депигментированные когти порок ничуть не меньший, чем другие аналогичные признаки начинающегося вырождения - альбинизма - розовый вощок (мочка носа) и подопрелые веки. А вот что касается распущенных пальцев лап, с виду кажущихся действительно более длинными и узкими, чем собранные «в комок», то более страшного порока, «безобразящего облик борзой», делающего ее «неспособной к скачке», старинные псовые охотники действительно не знали.

* * *

В нашей следующей беседе мы затронем вопросы, касающиеся общего вида кровной псовой борзой, ее блесткости, поговорим о росте собак, их формате и общей сложке, длине шерстного покрова и о некоторых других признаках.

А пока предлагаю читателям перечень промеров «рабочих» статей:
1. Глубина груди (от холки до грудины);
2. Обхват груди (за лопатками);
3. Ширина груди (за лопатками);
4. Ширина в маклаках (между дальними точками маклаков);
5. Обхват пясти (пясти обеих лап);
6. Длина плечевой кости (от плечелопаточного сочленения до сочленения с предплечьем);
7. Длина передней ноги до локтя (от локтя до пола);
8. Длина бедра (от вертлуга до колена);
9. Длина голени (от колена до пола).

Алексей Оболенский


Вы можете оставить свои комментарии или обсудить эту статью на форуме

Другие новости сайта borzoi.org.ua

21 янв, 2008 | Helena


« Предыдущий - Следующий »
---------------------------------------------

Комментарий

Комментариев еще нет. Вы можете стать первым!
Регистрация не обязательна!

Оставить комментарий

Для комментирования вы должны зайти как пользователь

Категории

Поиск

Реклама