Добавить в закладки

Цена «трешки»

Статья Анны Шубкиной из журнала "Охота", №5 2003г.
фото

Россия - единственная страна, где охота с борзыми сохранилась как массовое явление до начала третьего тысячелетия. Соображения гуманизма, которыми западные зоозащитники и их клевреты объясняют неприемлемость охоты с борзыми, имеют на самом деле грубое материальное обоснование: в Европе нет полей, в которых возможна массовая (не требующая сверхсложной организации и суперрасходов) охота борзых, так как они разделены заборами и рассечены дорогами. Более того, охота в западном менталитете уже давно имеет вид примитивной забавы. Нужно только проехать от отеля до вышки, выстрелить, сидя в спальнике с электроподогревом, и долго это обсуждать. Такой охотник выглядит для нас весьма несимпатично, и такая охота не имеет ничего общего с происходящим у нас.

Вышесказанное объясняет, почему в правилах FCI для допуска борзых в рабочий класс учитывается диплом по курсингу, то есть по тряпке, которую тянут на веревке. К сожалению, вступая в систему FCI, забыли не только о существовании у нас многих пород охотничьих собак и традиций охоты с ними, но и о более чем полувековой массовой системе полевых испытаний.

В результате мы, как водится, догнали и перегнали: в России на выставках ранга САСIВ (дающих звание интерчемпиона), проводимых по правилам Российской кинологической федерации (РКФ), допуск в рабочий класс осуществляется по тряпочным дипломам, а дипломы, заработанные в поле, не учитываются. Более того, зародились и, конечно, воюют между собой ассоциации и союзы «тряпочников»... Разумеется, все это касается немногих крупных городов, но зато строит непреодолимые барьеры для рабочих собак из глубинки и помогает доказывать однозначное преимущество собак, чьи владельцы принимают участие в «тряпочных» играх. Особенно вызывающе звучат предложения устроителей «шоу» испытывать рабочих полевых собак независимо от места их проживания на бегах в Москве или в Питере...

Конечно, здесь есть и личные интересы: группа людей, представляющая собой незначительную часть владельцев существующей популяции русской псовой (владельцы собак, имеющих дорогостоящие родословные РКФ), разумеется, заинтересована в ограничении численности конкурентов на выставках и в закреплении своего взгляда на породу (в виде чемпионатов и прочих званий), так как оба эти фактора способствуют продаже щенков по более высоким ценам.

Как результат, традиции страны, в которой образовалась значительная часть существующих ныне пород борзых, оказались забытыми.
Кажется, абсурдность ситуации очевидна: РКФ для выставок, проходящих в России, планирует уравнять в правах полевой диплом и тряпку. Это вынуждает нас уделить особое внимание анализу того, насколько сложно получить настоящий полевой диплом в отличие от «тряпочного».

К сожалению, хаос в собаководстве в последние полтора десятилетия привел в числе прочего к исчезновению большинства архивов. Поэтому для анализа мы используем опубликованные, хотя и достаточно массовые (ВРКОС-ВПКОС), данные, и архив полевых испытаний на испытательно-тренировочной станции (ИТС) «Кораблевка» Московского общества охотников, сохраненный вопреки усилиям тех, кто должен был этим заниматься, дополняя их для сравнения рапортичками результатов состязаний 2001 года.
фото

Эти группы данных удачно дополняют друг друга. Данные ВРКОС-ВПКОС описывают ситуацию во всех зонах проведения испытаний борзых - от Крыма до Петербурга и Риги, от Минска до Алтайского края с участием самых разных собак (и городских и деревенских), под самыми разными экспертами. К сожалению, они страдают частичной неполнотой: рапортички далеко не всех испытаний поступают в Росохотрыболовсоюз и далеко не все общества присылают нарастающие данные о результатах испытаний. Более того, со многих испытаний и состязаний приходят данные только о состоявшихся работах с присуждением диплома, а не о всех представленных собаках. В этом плане неоценимы данные ИТС «Кораблевка»: там эксперты подают данные о всех представленных собаках, в том числе оставшихся без пуска, снятых за нарушение правил, расцененных без диплома и т.п. Итак, общие данные (табл. 1).
Таблица 1.
Количество полевых дипломов полученных русскими псовыми борзыми

Степень дипломаВПКОС(1964-2002)"Кораблёвка"(1973-1994)
I220
II96250
III3887288


Средний столбец показывает соотношение степеней дипломов, полученных 1903 русскими псовыми борзыми, записанными в племенную книгу охотничьих собак с 1964 по 2002 год и получивших 4871 полевой диплом по зайцу-русаку и лисице. Правый столбец - соотношение степеней дипломов, полученных русскими псовыми за 16 лет на ИТС «Кораблевка». (По сведениям Н.Кудрявцевой.)
Как можно прокомментировать эти цифры?
Прежде всего, разберемся с соотношением дипломов разных степеней (табл. 2).

Таблица 2. Процент дипломов разных степеней по данным ВРКОС и ИТС «Кораблевка»

Степень дипломаВРКОС"Кораблёвка"
I79,885,3
II19,814,8
III0,450


Соотношение дипломов разных степеней в стране близко к таковому в «Кораблевке», то есть можно полагать, что приведенные данные описывают явление, подчиняющееся одним и тем же законам. «Трешки» составляют 80% в целом по стране и 85% в «Кораблевке», «двушки» - около 20% в целом и около 15% в "Кораблевке". Доля первых степеней существенно меньше - 0, 5% в целом, что является малой величиной, не влияющей на все распределение. Это позволяет утверждать, что диплом I степени, скорее, исключение, чем закономерно происходящее явление и необходимо исключить его из обсуждения.

О том, что именно происходит в поле, рассказывают рапортички из «Кораблевки».
Без зверя57740%
Наказано151 11%
Расценено без диплома37226%
Расценено с любым дипломом33824%
Всего за 16лет1435100%


В таблице приведены соотношения результатов выступлений собак, получивших расценки с дипломами и без, наказанных (снятых с испытаний) и оставшихся без возможности проявить свои рабочие качества.

Данные «Кораблевки» показывают, что всего 24% собак, выехавших в поле, получают диплом, а более половины наказаны или остаются без зверя. По разным причинам без диплома остаются более трети собак: они не готовы к работе, им не повезло (со зверем, с погодой, с местом работы, с ведущим и т.п.) или они наказаны (сняты с испытаний и оставлены без расценки). Однако хуже всего тем, кто, выехав в поле, вообще остался без шанса отработать, а доля таких собак самая большая - 40%.

Наказанные составляют немалую долю- 11% в «Кораблевке». Из опыта эксперта не могу не заметить, что на испытаниях в глубинке их доля существенно возрастает: сказывается отсутствие опыта хождения в равняжке и пуска, неудобные своры и плохие ошейники. И наконец, многие страстные охотники не могут удержаться при спорном зайце или когда им кажется, что для поимки не хватает их подброшенной своры... Это подтверждается данными состязаний - там наказана почти треть собак (35 из 90, т.е. более 35%).
фото

Однако действительно убийственной цифрой является доля собак, оставшихся без зверя - то есть лишенных возможности себя проявить. Время, силы и средства, затраченные на испытания, оказались просто выброшены на ветер. К сожалению, это не исключение: на многих кратковременных испытаниях и состязаниях доля собак, оставшихся без пуска, составляет 30-80%. Это связано не только с плотностью зайца и поведением ведущих (что весьма немаловажно), но и с везением: погодой и другими факторами, не зависящими от качеств собаки. В неудачную погоду (например, при сухом сильном ветре или по сильно размокшему грунту) не удается пустить собак даже по поднявшимся зайцам.

Свежий пример - двухдневные испытания, которые пришлось судить в 2002 году в Волгоградской области. В первый день, несмотря на приличную организацию (верховые эксперты и подсудки) и среднее количество подъемов - 6 - удалось расценить только 2 номера (из представленных 14). Во второй день - на чуть подсохших полях в том же районе, удалось расценить 6 номеров из оставшихся 12, из них четыре с поимками. То есть за два дня при 14 подъемах и хорошем поведении равняжки удалось расценить (с дипломами и без них) около 2/3 представленных собак.

Все это означает, что на кратковременных испытаниях диплом получает в среднем 1 собака из четырех-пяти. Именно поэтому за столь длинный промежуток времени -почти сорок лет - во всей стране было получено сравнительно ограниченное количество полевых дипломов - около 4000, или примерно 100 дипломов в год.

Вопрос поимки

На первый взгляд, можно подумать, что она происходит примерно при каждой пятой или шестой расценке собак. Такой оптимистичный результат противоречит опыту охотников и экспертов - реальная поимистость борзых гораздо ниже.

Соотношение вторых и третьих степеней по данным ВПКОС создает впечатление, что поимкой завершается каждая пятая работа. На самом деле это число существенно меньше: 50 «двушек» в «Кораблевке» были заработаны более чем 700 расцененными борзыми, если не учитывать наказанных, то есть с вероятностью 14%, если учитывать наказанных, то вероятность поимки снижается до 6%.

Вероятность поимки на состязаниях удивительно точно близка к этим цифрам, составляя 4,4% всех собак, перевидевших зверя, включая наказанных!!!
Что же показывают данные состязаний, для участия в которых отобраны проверенные и перспективные собаки?

Без диплома77%
Без зверя14%
Сняты8%
Без расценки1%


Последней представленной в РФОС рапортичкой является протокол всероссийских состязаний 2001 года. За 6 суток были расценены 90 собак, дипломы получила 21 собака (те же 23%, что и в «Кораблевке»). То есть 77% владельцев работающих собак потратили больше недели (считая дорогу) и солидные суммы денег ради того, чтобы в силу ряда причин остаться при своих интересах. Число поимок (4) означает, что вероятность расценки поимки составляет те же 4,4% (она же вероятность поимки при полном соблюдении правил).

Если же попытаться понять, как общее число дипломов «двушек» соотносится с числом пойманных зайцев, то окажется еще печальнее: по одному зайцу расценивается обычно от 2 до 4 собак. Возьмем минимальное и окажется, что 700 расцененных (с дипломом, без диплома и наказанных) собак в «Кораблевке» поймали 25 зайцев, то есть вероятность поимки по правилам в расчете на одну собаку около 3,5 % и заведомо меньше 5%! Любой опытный охотник-борзятник согласится, что это ближе к реальности. Учитывая разную подготовку собак, выезжающих на испытания, разные погодные условия и разное состояние зайцев, по которым шла работа, можно представить себе все фазы - от притравки молодого пса, который с удивлением смотрит на то, что куда-то надо бежать, до старика, который знает все, но ему уже не хватает силенок...

Есть и объективные причины. Поимки относительно накоротке, а именно к ним сводятся существующие дипломы II степени, в меньшей степени отражают реальную ситуацию, так как требуют элементарного везения, то есть находятся под сильным воздействием случайных факторов. Вот некоторые из них.
Работа должна произойти на глазах эксперта, а весьма часто эксперт может оказаться в низине или в лощине, либо поимка произойдет в кустах или за лесополосой... Далеко не всегда при самой доброжелательной экспертизе и технических средствах (даже в виде лошадей и мастера спорта в подсудках) можно однозначно определить роль данной собаки в поимке. Соответственно, работу нельзя расценить либо она расценивается на «трешку».

Второе - это качество зайца, причем не только его размеры, которые однозначно оцениваются лишь при поимке (а все убежавшие зайчики, конечно, были намного больше...), но и адекватность его поведения, правильность избранного им маршрута, его физическое состояние. Наши исследования с применением микробиологических критериев показывают, что средний пойманный борзыми заяц, независимо от размеров, характеризуется худшим физическим состоянием по сравнению со средним отстрелянным... Соответственно, то, по какому именно зайцу будет работать борзая, в немалой степени определяет качество ее работы.

Далее - погода. Здесь уже не хочется комментировать, так как даже в этой статье говорилось о ней достаточно...

Далее - длительность поисков зайца и/или число предшествующих скачек и состояние собаки...

Далее - личные качества ведущего: своевременность и точность пуска, его нацеленность на управление собакой, поиск зайца и поимку... Здесь стоит уточнить: многие страстные охотники-борзятники внутренне не считают сверхценной поимку, получая не меньшее удовольствие от красивой работа в сложных условиях, и производят пуск даже на испытаниях по системе «пусть проскачет сегодня, а мясо найдем».

Наконец, правила экспертизы требуют однозначно снижать степень диплома за протяженность скачки, невзирая на сложность условий. Это лишь вкратце, любой владелец приведет еще десяток.

Нельзя не коснуться и грубой прозы жизни. Затраты на выезде настоящее время стали еще более болезненными: выезд москвича в ту же «Кораблевку» (~ 200 км) на субботу-воскресенье стал весьма дорогим (цена проживания человека, цена проживания собаки, оплата испытаний, питание, транспорт), оказываясь сопоставимыми с поездкой в более дальние угодья. А сознание того, что вероятность остаться без пуска вдвое выше вероятности получения диплома, тем более сокращает число желающих...

Надо отметить и еще одно. Диплом II степени при существующих правилах имеет значительно больше переменных, не определяемых качествами собаки, то есть имеет меньшие достоинства для характеристики поголовья борзых, нежели «трешка». Конечно, было бы замечательно изменить систему присуждения дипломов, сделав все дипломы с поимкой - «двушками» (если эксперт твердо знает, что данная собака принимала участие в ловле), а дипломы без поимки (или с неясной ролью данной собаки) -«трешками».
фото

Диплому первой степени я бы отвела другой статус - работы с поимкой в условиях, позволивших полностью проявить выдающиеся рабочие достоинства собаки (с серьезными ограничительными баллами). Тогда первых станет чуть больше и, вероятно, слегка изменится соотношение «двушек» и «трешек», но эти определения качества работы будут более однозначными.

Крайне важно, что элементарная упорядоченность в присвоении дипломов и некий порядок с ними возникает только на очень большом статистическом материале. Я ответственно заявляю, что каждый отдельный диплом борзой случаен. Вопрос не в недостатках правил и экспертизы - они есть и будут, как и во всех породах. Дело в том, что диплом зависит не только от собаки, но и от зайца, и от погоды и... см, выше. Если рассматривать динамику получения «двушек», окажется, что она сильно колеблется по конкретным дням, почти независимо от состава собак. В то же время «трешка» -более стабильный диплом, в большей степени определяемый качеством собаки.

На мой взгляд, в третью степень входят однозначно положительные определения Губина -«резвая или сильная, или пруткая» собака (Губин, 1890). А вот «поимистая», то есть ловец в сочетании с этими «резвостью - силой – пруткостью» - уже кандидат на вторую степень. Для получения же первой собака действительно должна быть лихой или одиночной к русаку. Но это мечты. Сегодня мы имеем то, что есть.

Таким образом, оказывается, что полевая «трешка» хоть и является воистину золотой в денежном выражении, пока что наиболее полно описывает досужесть собак и является основным полевым дипломом, доказывающим качества русской псовой борзой, что не противоречит литературе времен создания и расцвета породы.

Какой вывод можно сделать из всего сказанного? Настоящий полевой рабочий диплом борзой получить очень сложно. Однако именно такая система полевых испытаний позволила российским борзятникам сохранить рабочую борзую. На этих испытаниях проверяется весь комплекс качеств, позволяющих борзой ловить зверя на охоте. Борзая, имеющая в поле даже «трешку», - это не просто рабочий представитель породы, а достойная досужая собака, и мы уверены, что и дети ее будут рабочими. На испытаниях же по тряпке не проверяется ничего, кроме силы конечностей, и племенная ценность собак, прошедших эти испытания, в глазах тех, кто стремится сохранить русскую борзую, равна нулю.

Еще раз подчеркну, что при работе борзых в естественных условиях существует большое количество переменных, но для получения диплома собака должна быть способна работать невзирая ни на что. В этом отличие зверовых рабочих собак от садочных, способных к работе в узком диапазоне условий. В этом принципиальные различия работы по тряпке и по зверю: по тряпке, как известно, хорошие результаты показывают и афганские заводские борзые, и уипеты, и левретки. Число факторов, оцениваемых при работе по тряпке, минимально, а некоторые условия лицензирования собаки просто лишены смысла (за мастерство, то есть прогнозирование движения приманки, собаке уменьшают баллы). Это ведет к отбору животных, старательно и тупо повторяющих все повороты зверя. Самые резвые из них могут сделать десятки угонок, но редко доходят до поимки. Конечно, в Европе скачки за тряпкой - лучшее, что могут организовать для своих собак владельцы борзых. У нас другие возможности, и они дают шанс сохранить русскую псовую борзую не как зевающее прикаминное украшение, а в качестве зверовой собаки, которую создали у нас на родине.
Анна Шубкина


Вы можете оставить свои комментарии или обсудить эту статью на форуме


Другие новости сайта borzoi.org.ua

02 фев, 2008 | Helena


« Предыдущий - Следующий »
---------------------------------------------

Комментарий

Комментариев еще нет. Вы можете стать первым!
Регистрация не обязательна!

Оставить комментарий

Для комментирования вы должны зайти как пользователь

Категории

Поиск

Реклама