Добавить в закладки

Дневник одного сезона

Рассказ Елены Халмоши в журнале "Мисливські собаки" №1, 2004.
   рисунок Е.Халмоши
С борзыми я выехал в поле.
Сегодня, авось, затравлю.
Душа встрепенулась на воле.
Ату! Улю-лю!
(из охотничьей песни)

Сегодня выходной. Прекрасное зимнее утро. Я глянула в окно и поняла, что денек будет ясным и тихим. Хотя, как правило, большую часть февраля дуют холодные ветры. Не зря у нас в Украине этот месяц называют лютым. Погода подходящая для охоты, но я никуда не собираюсь, потому что сезон охоты на пушного зверя закончился. Мои борзые лежат спокойно на своих местах. Мэд вылизывает свои заживающие после травм лапы. Блеск и Звезда лежали, свернувшись калачиками на старой детской кроватке. Все борзые любят спать на мягком и повыше от пола. Собаки дремлют, лишь изредка подергивая лапами или повизгивая во сне. Наверное, им снится охота. Но стоит мне взять рюкзак или охотничью куртку, они тут же повскакивают со своих мест и в доме поднимется визг радости. Но нет, я этого не буду делать. Лучше я сяду и напишу о своих впечатлениях от походов в поле с моими четвероногими охотниками.
В этом сезоне у меня в рыску было три собаки: Мэд - годовалая сука грейхаунд, Блеск и Звезда - хортые по третьей осени. К концу сезона охоты в работе остался один Блеск. Только ему удалось избежать ранений. Хотя я старалась, чтобы на охоте никто серьезно не пострадал, и выходила в поле только в хорошую для травли зверя погоду. Когда ударили морозы, ждала, когда выпадет снег, который достаточно покроет мерзлую землю. Скачка по мерзлому грунту травмирует лапы. Эта проблема в основном касается грейхаундов с их пылкостью характера и хрупкостью костяка при мощной мускулатуре. Но "по ножам", когда снег взялся ледяной коркой, ни с какой борзой не стоит охотиться.
К этому сезону я решила подготовить собак серьезно. В силу жизненных обстоятельств у меня было больше свободного времени. Еще с начала сентября почти каждый день мы делали утренние пробежки трусцой за город. Пока я в тени лесопосадки выполняла разминочные упражнения, собаки с юношеским азартом носились друг за другом по краю скошенной многолетки, еще не высохшей от утренней росы. Таким образом, в игре они набирали физическую форму, необходимую для будущих скачек за зверем. Другого способа дать им резвую работу (конь, машина или механический заяц) у меня не было.
   рисунок Е.Халмоши
...В октябре мы уже час-другой ходим по ближайшим полям. Но первого русака подняли только в конце октября, почти перед открытием охотничьего сезона на пушного зверя. По счастливой случайности заяц выскочил из-под самого носа Мэд. Она в это время от скуки носилась кругами по озимому полю. От удивления Мэд отпрянула немного назад, но мгновенно поняла свою задачу, и пока хортяки заложились за зверем, она уже сбила его угонкой и тут же подхватила зайца. Остальные борзые только вцепились в уже пойманного зверя и задавили. Всей скачки не более 50 м. Редкое везение для первопольной собаки. Обычно приходится притравливать молодежь, а некоторые не сразу понимают, куда бежать.
Через неделю снова на озимом поле из-под моих ног выскочил крупный русак. Собаки были от зайца метрах в 30-40. Они старательно рыскали, Блеск и Звезда следничали, стараясь найти зверя, но, как обычно бывает осенью, заяц лежал плотно и пропустил со¬бак.
Мэд, как только заметила зайца, стремительно вырвалась вперед. И возраст, и породная принадлежность давали ей фору перед Блеском и Звездой. Мгновенно она ставит зайца назад ушами, но, промахнувшись, сама летит кубарем. Пока она справляется, Звезда делает угонку. Тут снова подоспевает Мэд и берет зверя. Великолепное начало! Как правило, первым поимкам в сезоне предшествует 5-10 скачек, когда заяц уходит от собак после нескольких угонок, а то и вовсе без угонок. Борзятники говорят - протравили. А тут везе¬ние какое-то - второй раз подряд мы затравили зайца.
Но удача всегда чередуется с неудачей. На очередной прогулке Мэд серьезно поранилась, из-за чего на две недели выбыла из строя. Следующий выход в поле мы совершили только с двумя хортыми. Пройдя почти до конца небольшого озимого поля, я заметила, что собаки активно смрадничают, и решила внимательнее обследовать это место. И не¬безрезультатно. На этот раз я увидела зайца прямо на лежке метров с 7-8. А собаки отрыскали от меня метров на 40-50. Пришлось громко атукнуть, чтобы привлечь внимание борзых и побудить русака. Ну, уж и пришлось им потрудиться. Прибылого зайца легко догнать, но на угонках он такой вертлявый, что порой смывается от своры борзых после двух десятков угонок, измотав их своими маневрами. То спрыгнет в сторону перед самым щипцом ловца, то поскачет в обратном направлении буквально через строи опешивших собак, то просто присядет на месте, а псы пронесутся мимо.   рисунок Е.Халмоши
Нашего русака Блеск достал уже на третьей дистанции, но только после пятой угонки Звезда изловчилась взять беглеца.
Не стану описывать, сколько выходов закончились только любованием осенней природы, так как мы просто не нашли и не смогли поднять зверя. Хотя и такие походы по родному краю, особенно в хорошую погоду, доставили нам немалое удовольствие. Наконец, нам удалось побудить зайца. И снова на озими, и опять довольно близко, но это был крепкий орешек. На этот раз свора моя была в полном составе, но все разбрелись по полю. Самым близким, буквально метрах в 15, оказался Блеск, который затормозился на ночных набродах зверя, вот и выковырял его. Он же и сделал первую угонку, однако ловец он слабый, и заяц скатился на раскисшую пашню. Тут уж пришлось тяжелее. Мэд сделала пару угонок, за ней ударил Блеск. Пока они справлялись, приотставшая Звезда уже предугадала намерения зайца и полетела к посадке. Ей удается подмастерить, так что у края лесополосы она оказывается почти на цветке у русака. Благодаря этому преследование продолжается.
«Эх, коня мне, коня!» — думала я, так как дальнейшая травля мне не была видна. Пока я выползла с поля и перешла через посадку, радостные Мэд с Блеском уже бежали мне навстречу по грунтовке. «Ушел», — мелькнула мысль. Ведь частенько, став на дорогу, заяц отрастает от борзых как от стоячих, да еще после пашни. Но где же Звезда? А она за бугром, метрах в 100, ожидает нас возле добычи, иначе, как бы мы нашли то, что уже поймали?
Заяц встал от Звезды метрах в 10, не более. Мэд, хоть и была дальше всех, молнией метнулась к зверю и, буквально, на сантиметр промахнулась, полетела кувырком после неудачной угонки на жесткий снег. За ней Звезда делает угонку, и снова мимо. Опять бьет Мэд, потом Блеск. Видно, и заяц засиделся, что не дают они ему ходу. Закрутились все дружно и взяли, не дав ему уйти в посадку. И заяц оказался матерым. Значит, есть еще порох в пороховницах.
Трофей есть. Да только на этот раз сгодились и бинты, и зеленка. Я всегда ношу с собой аптечку, хотя до этого дня все складывалось благополучно. На это раз Мэд отделалась ссадинами на пястях и пазанках. А хортым хоть бы что. Они более легкие, и кожа у них плотнее. А взрывной характер движений и мощная мускулатура грейхаундов создает большую нагрузку на лапы, особенно на угонках по жесткому грунту. О хортых природа больше побеспокоилась, чем о грейхаундах, которых буквально сделал человек. Он создает все условия для проявления этими борзыми наивысшей резвости в скачке по механическому зверю. Но я люблю обе породы, каждую за свои качества. Хоть и приходится иногда греев на руках выносить с поля.
Как загадочна бывает природа и как переменчива в наших местах зимняя погода. Целый месяц давили морозы. Только выпал снег - и вот за одну ночь теплый дождь съел весь снег. Когда мы собрались на охоту, даже земля местами растаяла. Мэд я все-таки побоялась брать, ведь на некоторых полях остался лед. И пошли мы с Блеском и Звездой топтать раскисшую пашню. Она достаточно оттаяла и даже местами проветрилась.
На этот раз я верно избрала тактику. В углу пахотного поля мне удалось поднять с лежки русака. Собаки были, как всегда, в рыску, так что у зайца был шанс оторваться. Однако Блеск довольно быстро настиг его и сделал пових в сторону посадки. Звезда чуть-чуть не поспевает. Заяц бежит уже вдоль посадки по непаханой полоске. Блеск уже на цветке у него, тянется, чтобы схватить русака, но спотыкается. Пока справился, заяц развернулся на 180° и бежит на Звезду, которая по-прежнему отстает. Она пытается поймать зайца на встречном движении, как вратарь ловит мяч, но это ей не удается и зверь ускользает в густую посадку, заросшую терновником. Что было дальше, я узнаю только по следам, оставленным в грязи. Сначала они вильнули влево-вправо возле посадки, потом весь «кортеж» направился через озимое поле к заросшей балке. Собак долго не было, и поскольку это поле только начало оттаивать и, скорее, было похоже на каток, покрытый слоем грязи, то я решила, что заяц кинул собак, и не пошла их искать.
Наконец, мои хортые явились, совсем измученные. Уже на полпути к дому, присев отдохнуть, я заметила на ошейнике Звезды клок заячьей шерсти. Но где же теперь найдешь задушенного зайца... Уж если они меня там не дождались, то вряд ли покажут его местонахождение. Я-то их знаю. Из моих собак анонсировала только Любка - мать Блеска, но он не унаследовал от нее много хорошего.
Время шло к закату. Так что пришлось оставить трофей на съедение лисицам.   рисунок Е.Халмоши
За оттепелью - опять мороз, опять снег и опять оттепель. И все это за считанные дни. На следующую охоту мы вышли по снегу еще довольно глубокому, но влажному, а под ним - мерзлая земля. Я чувствовала, что не стоит брать Мэд в такую погоду. Но она так просилась, что я взяла ее с собой, решив для себя, что не буду спускать ее со своры. Но вот мы прошли одно, другое поле - свежих следов нет. Думаю: «Пусть побегает сученка, поразомнет мышцы». Однако закон падающего бутерброда действует четко. Пройдя узкую полоску озими, я решила проверить небольшой островок с кустарником и сорами посреди мелко паханого поля. Там частенько ложился заяц. Как магнитом меня туда потянуло. А он возьми да и выскочи, да не пошел на многолетку, которая следовала за пашней, а покатил по этой злосчастной пахоте шириной метров 100. Мэд всю работу на этих 100 метрах и сделала, хоть подъем был не менее 30 м. Ударила раз, второй, а Блеск, всегда уступавший ей в резвости, как раз в нее и влетел, не успев увернуться от угонки. Пока эти двое справлялись, Звезда пару раз угнала зайца. И все-таки Мэд заловила русака, но, как выяснилось, уже со сломанными пальцами. Вот такова цена трофея. Она только через несколько секунд после того, как задавила зайца, ощутила боль.
Наконец, зима решила завалить нас снегом. Мне это было на руку, так как Блеск мой остался в работе один, а в одиночку он точно не ловец по зайцу. Однако глубокий (см 25) и мягкий снежный покров давал борзой большое преимущество перед зайцем. Конечно, это не очень спортивно, но я утешала себя тем, что много дней мы проходили по полям впустую. Так я рассуждала и топтала снежную пустыню. После долгого снегопада день-два зверь сидит тихо, далеко не ходит. Блеск ступал по моим следам, чтобы не тратить лишнюю энергию. Наконец, возле посадки мы нашли заячьи наброды. Ох, напетлял же он. Я такого давно не видела: сдвойки, стройки, скидки. Однако я почти безошибочно вышла на лежку. Зверек сидел в терновом кусту на краю балки. Но пока я высматривала, где же он там спрятался и как его оттуда выгнать на собаку, русак незаметно вышел с другой стороны терновника, буквально в пяти метрах от нас. А я-то надеялась услышать хруст от его движения. Пока я опомнилась и выскочила по свежему следу на другую сторону посадки, заяц был уже метров за 150. Он шел вдоль лесополосы и мог в любую секунду скрыться в ней. Так что я даже не стала показывать его Блеску.
На другой день мы ушли на дальние поля. Снова после мертвой пороши следов никаких не попадалось. Где искать зайца при такой малой его плотности, я не предполагала. Когда заяц непуганый, он при таком снежном покрове первые дни остается на поле, там, где кормился ночью. Окапывается и сидит в снежной норе, пока снег не уплотнится. Когда охота припадает на такие дни, то борзятнику нужно только найти такую норку на поле, а борзая уже свое дело знает.
Недотаявший снег опять притрусила новая пороша. Но мы снова идем с хортяками, а Мэд лежит дома с шинами на обеих передних лапах.
Я вышла на огромное, по местным масштабам, поле. Шириной оно не более 500 м, а в длину километра три. И тянется вдоль пологого склона, нижним краем упираясь в посадку. Я пошла наугад, наискосок к посадке.
Мы прошли больше половины поля, а заячьих следов не обнаружили. Вот попался свежий лисий след. Обычно я на них не обращала внимания. Лисица очень редко встречается мне в пригородных угодьях, хотя балки изобилуют лисьими норами. Этот осторожный зверь умело пользуется пересеченной местностью и не показывается на глаза одиночным охотникам.
Но что я вижу на горизонте? Неужели лиса? До нее метров 400-500. Идет себе, не спеша. Я жестом подзываю к себе Блеска. Он у меня по красному зверю главный. Первую лису взял в полтора года без предварительных притравок.
Поворачиваюсь, а лисиц уже две и они нас заметили, но не слишком торопятся. Судя по всему, «влюбленная пара». В наших краях брачный период у лисиц уже в конце января наступает. Звери замерли, а неподвижную цель собаке трудно заметить. Я поднимаю Блеска на задних лапах и пытаюсь показать ему зверей. Но его отвлекают грачи, которых целая стая под посадкой, и они постоянно перелетают с места на место. Наконец, лисы зашевелились, и Блеск их заметил. Я отпускаю его. А лисицы в это время мелкими перебежками пере¬двигаются вдоль горизонта в сторону посадки. Стоит им сменить направление - и они скроются за горизонтом. Тогда все пропало. Когда расстояние до лис сократилось почти вдвое, Блеск со Звездой заложились в полную силу. И звери поскакали во всю прыть, но было уже поздно. Борзые их почти настигли. Опять я пожалела, что нет у меня коня, потому что вся травля скрылась за горизонтом. Пока я добежала до места, где собачьи и лисьи следы сливаются в одну дорожку, метрах в 300 впереди я увидела убегающую от посадки лисицу, которая то и дело останавливается и оглядывается. Увидев меня, она дала деру. А из посадки в это время раздавался дикий вопль. В голове мелькнули страшные догадки, но лучше все проверить. Я побежала по собачьим следам по междурядью посадки, чтобы не промахнуться. Второй лисий след тянулся параллельно лесополосе почти до самого места поимки. Для меня осталось загадкой, сопровождала ли спутница своего суженого, или тоже спасалась бегством в надежде воссоединиться с ним.
А задушенным оказался крупный лисовин. Кричала же Звезда, получившая хватку в щипец. Видимо, Блеск, державший зверя по месту, на мгновение отпустил его, а Звезда, тянувшая лиса за задние ноги, и пострадала. Лис еще и сухожилие на передней ее лапе перекусил. Так что досталось ей за неприемистость. Блеск же отделался царапинами. Хотя и был весь в чужой крови.
На этом наша охота закончилась.
   рисунок Е.Халмоши
Эти грейхаунды - беззаветные по жадности борзые, за что и расплачиваются. Инстинкт самосохранения у них отсутствует.
На следующий день мы ходили с Блеском и Звездой, но особой надежды что-то найти у меня не было. Ночью снег прихватило морозцем. Следов на нем не видно, зато хруст стоит, когда идешь... Уже на обратном пути, а мы далеко не пошли, на маленьком куске многолетки хортяки что-то причуяли. Снег к этому времени снова начал подтаивать.
Собаки отрыскали вправо от меня, а я по привычке внимательно вглядывалась в каждое подозрительное пятно на снегу, и вот вижу слева, под кустиком люцерны, сидит заяц. Окопаться как следует ему в мерзлом снегу не удалось. Я только успела крикнуть: «Блеск!», а заяц уже сорвался с лежки. Собаки бросились в погоню. Блеск довольно быстро достал и ударил его угонкой. Звезда явно уступает ему в резвости. Сказывается и летнее щенение, и недавняя течка. Метров через 50 снова угонка Блеска, затем Звезда делает угонку, и еще пару раз они попеременно угоняют зайца, но взять не могут. Вот он уже начал отрастать. Из-за редких выходов собаки потеряли выносливость. Но что случилось с поимистостью? Звезда, случалось, и в одиночку брала по первой осени.
Как не крути, а заяц ушел. Но я возвращалась домой в хорошем настроении. Ведь зайца мы все-таки подняли, борзые работали достаточно резво и при тяжелых условиях вернулись с целыми и невредимыми ногами. Зато нам будет кого гонять на этом поле в следующий раз.
…Я шла и проверяла на своем пути каждое углубление в снегу. Наконец удача улыбнулась и мне. На дне широкой, почти голой, балки я заметила подозрительную дырку в снегу и только направилась к ней, как из-под снега взметнулся темный комок и большими скачками заяц начал удалятся от нас. Но Блеск мгновенно настиг его. Однако заяц из-под самого его щипца выпрыгнул в сторону. Блеск к нему - и снова прыжок. Игра в догонялки продолжилась. Снег рыхлый и не дает зайцу разогнаться, однако лишь с четвертой попытки Блеску удалось схватить зверька. Идти мне далеко не пришлось, все происходило в нескольких десятках метров от меня. А вот до дома еще шагать и шагать. Я положила зайца в рюкзак, надела на своего четвероногого друга попону, и мы поплелись в сторону дома.
На этом наши охоты в сезоне закончились. Хотели мы еще походить по лисе, но вот беда - очередная оттепель превратила снег в лед, который проваливается под ногами и режет лапы даже при ходьбе, а скачка в таких условиях вообще опасна. Морозы держали это все неизменным почти до середины марта, когда уже речи быть не может о травле зверя.
Вот и сидим мы теперь дома и вспоминаем приятные мгновения прошедшего сезона охоты.
Е. ХАЛМОШИ
   рисунок Е.Халмоши
Рисунки автора.


Вы можете оставить свои комментарии или обсудить этот рассказ
на форуме

Другие новости сайта borzoi.org.ua

14 ноя, 2007 | Helena


« Предыдущий - Следующий »
---------------------------------------------

Комментарий

Комментариев еще нет. Вы можете стать первым!
Регистрация не обязательна!

Оставить комментарий

Закрытая новость. Невозможно добавлять комментарии в закрытую новость

Категории

Поиск

Реклама