Добавить в закладки

Борзые – немного о происхождении

Статья Елены Халмоши в журнале "Мисливські собаки" №4, 2005.
 Хортые

Недавно мне в руки попала книга Вадима Пепы "Ключи од вирію", в которой он возвращается к древним корням славян, излагает свой взгляд на историю нашего народа. В этой книге меня особенно заинтересовала приведенная автором старинная щедривка, сохранившаяся с тех незапамятных языческих времен в устном народном творчестве:

Й а в чистім полю біл терем стоїть,
Подзвонюй, подзвонюй, коню,
Своїми уздельцями злотними!
А в тім теремі білеє ложе,
А на тім ложу красний молодець,
Красний молодець, премудрий стрілець,
Премудрий стрілець та Івасенько.
Трима соколика на правій руці,
Трима коника за поводойка,
А хортонька за ретяжейку*.

Это натолкнуло меня на мысль, что хортая борзая, как эту породу принято теперь называть, имеет гораздо более древнее происхождение, чем мы представляли всегда. И уж совершенно ясно, что хортые намного старше русских псовых борзых. Ведь хортые не вошли в историю восточных славян лишь из-за своеобразного менталитета нашего народа, для которого "пес, он и есть пес смердящий". Это на Востоке борзая всегда являлась "чистым" животным, в отличие от всех других собак.

А у нас лишь с развитием псовых охот, с тех пор, как они стали развлечением русских (московских) царей, борзая заняла свое место в исторических памятках. До того времени никто ничего не писал о борзых, как будто их и не было. Поэтому-то и историю возникновения русской псовой борзой до сих пор трактуют по-разному. Понятно лишь то, что в южных степях такая обильноодетая борзая появиться не могла, а в северных лесах она просто не была нужна. И не исключено, что уже давно существовавшие хортые (короткошерстные борзые крепкого сухого типа конституции с затянутым назад ухом) участвовали в создании псовой борзой, приспособленной к ловле зверя на небольших лесных полянах и в более суровых, чем в южных степях, условиях.

Но что же хортая борзая? Начну, как говорится, с начала. А "вначале было слово". Слово "хортая" имеет общеславянский корень и встречается во многих языках, означая одно и то же: борзая собака, то есть быстрая собака, способная самостоятельно догнать и поймать столь же быстрого зверя. Это и украинское "хорт", и польское "харт", и словенское "хрт".

По данным Э. Смурло, в старопольских словарях слово "харт" впервые встречается с XIV века. В то время, как прилагательное "борзый", по словам Сабанеева М. П., применяется в русской речи, по крайней мере до XV века, только для обозначения быстроты коней. А слово "хортая" скорее всего происходит от украинского ХОРТ. Для справки замечу, что украинский язык приобретает современное звучание с XIV века.

Если обратиться к более ранним эпохам, то изображения всадников в сопровождении борзовидных собак встречаются уже на киммерийской художественно оформленной посуде (8-7 вв. до н.э.). Вслед за киммерийцами в Северное Причерноморье и Приднепровские степи пришли скифы. Господство этого кочевого народа на данной территории длилось до 4 века н. э. И уже ни для кого не секрет, что именно скифы стали основными предками славян. Вероятнее всего, скифы были не только отличными всадниками и скотоводами, но и "борзятниками". Об этом свидетельствуют не поддавшиеся тлену изображения борзых, они присутствуют и на расписных амфорах, которые греки, населявшие Крым и Северное Причерноморье, изготавливали для скифской знати в больших количествах. Короткошерстные борзые фигурируют и на золотых скифских украшениях, которые были изготовлены мастерски и с большой точностью передают черты животных. Например, знаменитая скифская пектораль из кургана Толстая Могила, что на Днепропетровщине, относится к IV веку до н.э.. Это большое нагрудное украшение изображает самих скифов, их быт, сопутствовавших им животных, в том числе борзую, бегущую за зайцем. Из этого следует, что борзые играли в жизни скифов немаловажную роль. Неужели же, осев в степях нынешней Украины, став земледельцами и дав начало новым народам, скифы не передали своим потомкам вместе со всеми достижениями той эпохи и этих замечательных животных? Ведь в те далекие времена охота ещё не стала развлечением, а была средством пропитания. А зайцы и лисы до сих пор не перевелись в наших степях. Можно допустить, конечно, что те древние борзые, сходные с современными хортыми, исчезли вместе со скифами. Однако, как известно, ничто никуда не исчезает и не возникает из ничего. Откуда же взялись нынешние хортые?

Идея возникновения этой породы от скрещивания русских псовых борзых с грейхаундом сама по себе абсурдна.
Известный знаток истории борзых Ксавьер Пржедзецки утверждает, что в Европу короткошерстные борзые попали с кельтскими племенами из Азии и дали основу английским грейхаундам, польским хартам, венгерским агарам и испанским гальго в 1 тысячелетии н.э. Следовательно, корень, хоть и очень далекий, у всех борзых Европы должен быть один. Только за многие века сначала народная селекция, а потом и научная развели этих борзых, так сказать, по разным берегам одной реки. Хортые, я думаю, не менее древние, чем вышеперечисленные породы, оставаясь всегда в руках простого народа, отбирались исключительно по совокупности рабочих качеств, а над их экстерьером работала сама природа. Поэтому они имеют разные внутрипородные типы в зависимости от климата и характера местности. К тому же хортые постоянно поддавались влиянию восточных борзых, но при этом сохранили свой облик относительно неизменным. Исходя из этого, окрас псовины и формы тела у хортых более сходны с восточными борзыми слюгги и салюки, в частности, зонарность шерсти, подпалый окрас, строение черепа и сухость мускулатуры. А вот ослабленные окрасы, связанные с ослабленной пигментацией мочки носа и век, такие, как голубой, изабелловый, присущи только грейхаундам и никогда не встречаются у чистопородных хортых, как, впрочем, и у польских хартов, и венгерских агаров.

Э. Смурло сообщает, что Варшавской академией наук проводились исследования краниологических показателей (то есть строения черепов) русских псовых борзых, грейхаундов, салюки и хартов. Современные харты, по существу, прямые потомки наших хортых, вывезенных в 70-х годах XX века из Ростовской области для восстановления утраченной породы харта польского. Польские ученые утверждают, что наиболее сходными оказались показатели салюки и хартов.

В 50-х годах XX столетия на выводках и выставках Ростовской области были обмеряны и описаны 800 хортых, а в 1951 году Всесоюзным кинологическим советом выработан и принят стандарт на эту породу. Такое количество собак одной породы могло сохраниться только в народе. Ведь хортые выжили, несмотря ни на войны, ни на запреты охоты с ними.

Вспомним, во что превратилась русская псовая борзая, когда попала в руки простых крестьян: в промысловую борзую, выборзка, отдаленно напоминающего тех красавцев, которые обитали на царской псарне. На них повлияли и условия содержания, и отсутствие культурной селекции, и бессистемное скрещивание с другими породами. Сколько потребовалось труда для восстановления первозданного экстерьера и рабочих качеств породы! Благо, что в стране были энтузиасты, сохранявшие породу в чистоте, а позже появилась возможность завозить племенной материал из-за границы, куда в период эмиграции были вывезены лучшие представители русской псовой борзой.

Хортые же, являясь как бы аборигенным типом борзой, максимально приспособленной к охоте в различных условиях и, зачастую, плохому содержанию и кормлению малокалорийным кормом, а то и оставленные на самостоятельный прокорм при вольном содержании, устойчиво сохраняет свой экстерьер и рабочие качества, несмотря на периодическое смешивание с другими породами борзых. Они, если можно так выразиться, их переваривают, при условии, если это единичные прилития крови. Это ещё одно подтверждение древнего происхождения породы - её устойчивость.
По существу, в те далекие времена, о которых мы можем судить большей частью по художественным произведениям, то есть приблизительно в XV - XVI веках, во всей Европе, где возможна была охота с борзыми, был распространен один тип борзой - короткошерстной, с затянутым ухом. И она называлась просто "борзая", только у каждого народа на своем языке: у англичан грейхаунд, у немцев виндхунд, у испанцев гальго, у венгров агар, у поляков харт. На картинах того времени мы видим борзую, больше всего похожую на наших хортых. Например, на рисунке немецкого художника Альбрехта Дюрера, тонкого и наблюдательного рисовальщика, изображена борзая именно в таком типе: голова клинообразная с длинным, чуть с горбинкой, щипцом, слегка косой разрез глаз, костяк крепкий, мускулатура сухая, псовина короткая, но жесткая, правило в серпе. Рисунок датирован 1500 годом.

Наоборот, на изображениях борзых XIX века мы уже замечаем огромную разницу между грейхаундом и короткошерстными борзыми Восточной Европы. Английская борзая благородных плавных линий, с тонким костяком, объемистой мускулатурой, маленькой головой и саблевидным правилом. Хортые и агары отличаются более крепким костяком, головой более длинной, сухой мускулатурой, несколько угловатыми формами и правилом, часто закрученным в кольцо. Ведь объектом охоты с грейхаундом, обитающим в более мягком климате, уже давно стал почти только заяц, а с хортыми и агарами охотятся на все виды бегающей дичи, вплоть до волка, в схватке с которым нужна сила. Грейхаунд разводится в чистоте с интенсивной селекцией на резвость. А хортые, точнее, польские харты, ещё претерпевают скрещивание для совершенствования рабочих качеств и расши¬рения универсальности.
  Алтай, вл.Дубинкин
Но польские харты исчезли в начале XX века в связи с новыми земельными реформами Польши. Венгерских агаров почти полностью уничтожили после Второй мировой войны. И вновь воссоздают эти породы уже в 70-х годах XX столетия. Они, в общем-то, и являются новыми породами под старыми названиями. А и поныне существующий испанский гальго, сохранивший своё охотничье назначение у себя на родине, полностью "закровлен" грейхаундом.
Почему же мы незаслуженно забываем свою национальную породу? Из тех малых сведений, что мы имеем об истории хортой, вытекает, что она вновь попала на исходные земли своих предков лишь в 1605 году с походом князя Дмитрия Ивановича. Сабанеев М.П. утверждает, что первый самозванец (лже-Дмитрий) был страстным любителем псовой охоты и привел вместе с окружавшими его польскими панами немало хартов. Однако, по сведениям того же автора, "на Северном Кавказе у горцев Адыге и кубанских казаков борзые имели стоячие уши с загнутыми кончиками, часто серый окрас и более длинную псовину на шее, вроде гривы". Сабанеев продолжает: "мы не можем, конечно, безусловно отрицать возможности существования в какой-либо местности средней России с давних времен отродья борзых с очень короткой псовиною, но с подшерстком вроде упомянутых выше кубанских борзых". Так что нет оснований отвергать существование хортых на протяжении всей истории восточных славян лишь из-за отсутствия упоминаний о них в летописях.

Сабанеев ничего не говорит об Украине, ведь тогда она считалась окраиной России. Однако ещё раньше, с 1569 г., когда была создана Речь Посполита, практически вся территория Украины была под властью польских магнатов, кроме Дикого поля - широких равнин Южного Приднепровья. Туда в середине XIV века с развитием крепостного права стекались беглые крестьяне, которые образовали необычное сословие - казачество. Подавляющее большинство были украинцами. Восточнее, на берегах Дона, в то же время возникает русское казачество.

На щедрых землях Днепровского бассейна в степях казаки организовывали так называемые уходы - занятия охотой на пушного зверя и рыболовством. Кроме того, они выпасали лошадей и скот. Мы не знаем достоверно, но вполне вероятно, что охотились казаки и с борзыми, которых могли привести от своих западных властелинов - польской шляхты.

В 1552-1554 гг. на острове Малая Хортица, расположенном за днепровскими порогами, был построен казацкий форт. Не исключено, что название острова не просто созвучно с украинским словом "хортиця", которое переводится как борзая сука.

Современная Ростовская область до недавнего времени была чуть ли не заповедником хортых. Об этом писал защитник хортой породы К. Эсмонт. Он утверждал, что донские казаки охотились с хортыми с давних времен. Благодаря Эсмонту К. и Лерхе хортая, находившаяся в советские времена под угрозой исчезновения, получила право на существование как порода. Это под их руководством в конце 40-х годов XX века была проделана колоссальная работа по обмеру и описанию хортых и степных борзых Ростовской области.
Сейчас хортая находится снова под угрозой уничтожения горе-борзятниками. И не потому, что она утратила свои качества или исчезла потребность в её использовании на охоте. Нет. Разда¬ются голоса, а самое печальное, что это голоса некоторых экспертов, что, мол, хортая никогда не была породой и всегда так называли выборзков южных степей. И что, мол, не стоит копаться в истории хортой, так как нет ни истории, ни самой породы. И что надо продол¬жать экспериментировать с выборзками. А вот эксперт Матвеев С. Д. в своей статье "Путешествие в Арзгир" высказывает мнение, что в скором времени в Ставрополье возникнет новая породная группа из смеси грейхаундов с хортыми.

Мой ответ таким "разведенцам": "Хватит изобретать велосипед!" Все лучшее уже давно создано. Надо лишь бережно хранить это достояние. И коль мы удостоены звания эксперта, то должны вести селекцию чистопородных животных и совершенствовать их качества грамотным отбором и подбором. Ведь скрещивание с резвым грейхаундом - это сиюминутный успех, всплеск незаурядных качеств в первом поколении гибридов, далеко не всегда удающийся. А чтобы это сохранить, надо приложить массу кропотливого труда, истратить огромное количество времени, уже не говоря о большом числе живот¬ных, из которых необходимо выбирать лишь лучшее.

На самом деле все происходит гораздо проще: привезли в село грейхаунда, восхитились его резвостью или поимистостью, перевязали им всех чистых и нечистых хортых. Что-то удачно, а большей частью бездарно, кому что досталось. А этих потомков уже повязали между собой. Ожидаемого результата не получилось. Снова ищут свежего грейхаунда, ведь потеряли и резвость, и выносливость, и поимистость, и мастерство. А впрочем, у нас давно забыли о мастерстве, переднем рыске, крепкой лапе, неприхотливости хортых - качествах, которые оцениваются больше на охоте, чем на состязаниях. Поимистость уже многие отождествляют с поимкой, а не со способностью борзой быстро овладеть зверем, и не учитывают количество угонок до этой самой поимки, а мастерство меряют метрами.

Да, действительно, в южных регионах Украины и России, а именно в Крыму и Ставропольском крае, грейхаунды прекрасно себя зарекомендовали и по достоинству оценены охотниками. Это и понятно. В названных угодьях мягкий климат, продолжительная осень и малоснежная теплая зима. Из-за ветровой эрозии в этих краях применяется безотвальная пашня. Огромные ровные поля пересекаются редкими посадками, а то и вовсе на многие километры отсутствуют какие-либо лесные насаждения. Есть и бескрайние целинные участки. В таких условиях у борзых намного меньше вероятность травмироваться. На гладком открытом пространстве, где зверю негде укрыться, не нужно никакой сметливости и мастерства. Были бы быстрые ноги, чтобы мгновенно достать очень резвого степного русака. И грейхаунды здесь отлично справляются со своей задачей. Единственный недостаток, о котором вряд ли задумываются ставропольские борзятники: кровный грейхаунд не приспособлен к многочасовому рыску под конем, к большому количеству травль зверя в день без отдыха. Видимо, поэтому у этих ретивых охотников борзые быстро выходят из строя и каждый год эти деятели появляются на испытаниях с новой сворой „греев”.

И именно поэтому там не возникнет новая породная группа. Не по предположениям, а из опыта (печального опыта судейства испытаний в Ростовской области) знаю, что выборзки из поколения в поколение теряют резвость, и для её улучшения снова и снова будут приливать грейхаунда. А кровные грейхаунды быстро выходят из строя при такой эксплуатации, их будут снова и снова мешать с выборзками (потому что хортых там уже не осталось) для "укрепления лап". Уже не говорю о том, что культурная английская порода с трудом переносит российскую выкормку.

Нет, я не забыла о многочисленной когорте поклонников грейхаунда - городских охотниках. Для них эта замечательная порода стала настоящей находкой. Английская борзая исключительно быстро набирает форму, с взрослением не теряет игривости, с удовольствием участвует в бегах в свободное от охоты время, а в сезон охоты проявляет себя истинным охотником. Тем более, что горожане, как правило, в состоянии создать своим питомцам подобающие условия кормления и содержания. Да и выйдя на охоту, подумают, стоит ли в такую погоду или на данном поле пускать свою борзую по зверю. Ведь борзая для них не только охотник, но и друг. Есть, конечно, и среди сельских борзятников грамотные заводчики грейхаундов, но их можно пересчитать по пальцам. А в основном, на селе к борзым, как и в старину, отношение, грубо говоря, потребительское.
  в равняжке

И я ничуть не умаляю достоинств грейхаундов, ведь много лет охочусь и с хортыми, и с грейхаундами. Англичане не раз радовали меня поимками накоротке и без угонок, ошеломляюще резвой скачкой. Совершенно несправедливо обвинять грейхаунда в абсолютной неприспособленности к охоте, в низком пороге чувствительности, в непоимистости. Как ни странно, за многие десятилетия борьбы за резвость в чистом виде грейхаунды не потеряли способность ловить зверя. Например, в 2001 году на Всероссийских состязаниях в Волгоградской области чемпионкой стала Ферри из Вольного Ветра, владелец Юрицин Ю. Ф., поймав зайца после 4-5 угонок, причем боль¬шая часть травли протекала по раскисшей пашне. В 2003 году чемпионом Донецких областных состязаний стала грейхаунд Виза, владелец Башняк В. В., которая взяла практически без угонок поднявшегося почти за 100 метров зайца, достав его за три дистанции.

Но никогда я не видела у грейхаундов такого мастерства, которое присуще хортым. (Не менее мастеровиты русские псовые борзые, но в этой статье речь о них не идет). Если уже говорить о состязаниях, ведь я пишу не со слов, а о том, что видела, то хочу упомянуть пару хортых Ю. Ясинской - Яхонта и Яру, которые на Всеукраинских состязаниях в Крыму в 2002 году поймали зайца в достаточно трудных условиях. Зверь побудился метрах в 50 от собак, а до посадки, в которую он ринулся, оставалось менее 100 м. Эксперты не смогли насчитать ни одной угонки, но борзые несколько раз выбивали русака из посадки, каждый раз на поле заметно сокращая расстояние до него, и в конце концов, проскакав около 100 м непосредственно по лесопосадке, взяли зайца, не дав ему скрыться в саду. Вот где и зоркость, и настойчивость, и мастерство, и слаженность в работе.

Хортые на охоте со мной всегда в вольном рыску и часто самостоятельно находят зверя, даже порой на лежке. Лишние километры рысцой, а то и легким галопом, не ухудшат их скачку за зверем. Я не боюсь за их лапы, если на мерзлую землю ещё не лег снег, как у нас часто бывает.
Или если вдруг заяц попробует сбежать в грубую пашню или густую посадку, хортая или использует промахи зверя, или сама побережется. Пусть даже заяц и уйдет, но она сохранит себя для следующей травли. А грейхаунд, имея непревзойденную резвость, силу скачки и безмерную жадность к зверю, поймает его ценой собственного здоровья, а то и жизни, хотя, возможно, и не поймает. На охоте такая собака не нужна. И этого не могут понять, в частности, ростовские борзятники, навсегда утратившие свою рабочую хортую. Ведь в этой области был даже свой тип породы, отличавшийся крепостью конституции и великолепными рабочими качествами. Думаю, интересно напомнить, что об этом пишет К. Эсмонт в своей статье "Хортые и степные борзые на Дону":

"Представление о том, что наша промысловая борзая берет русака измором, но не в состоянии "сжечь" его, неверно. Это становится явно дней через 10-15 после открытия охоты, когда собаки втянутся, войдут в рабочую форму.
...Заметив, что поднятый зверь стремится спастись в полезащитной лесополосе, борзые на последних 15-20 метрах перед полосой берут его без угонки таким стремительным порывом, за которым невозможно уследить.
Зоркость у местных борзых также все более и более развивается. Это доказывается, например, тем, что теперь наши собаки зачастую не теряют зверя даже в лесополосах. Поэтому не так уж удивительно, что хортые уже способны замечать зверя, поднявшегося среди травы и бурьяна метров за 250.
Настойчивость и выносливость борзых Ростовской области получили отличное развитие. Тут они, безусловно, превосходят собак северных областей и способны работать целыми днями; лапы многих из них не боятся замерзшего грунта.

Поимистость присуща большинству промысловых борзых нашей области. Некоторые из них ловят русака даже в полезащитных лесных полосах. Тут, конечно, наряду с поимистостью, требуется и особое мастерство, умение учитывать и даже предвидеть, где, каким местом побежит преследуемый зверь". (Журнал "Охота и охотничье хозяйство", № 3, 1968 г.)
К сожалению, сейчас Ставропольский край и Ростовская область, где традиции охоты с борзыми так сильны, наводнены помесями, которых пытаются выставлять под родословными хортых или грейхаундов. Не знаю, каким образом, но даже явные метисы, а в первом поколении это хорошо видно, получают положительные оценки экстерьера, допускаются к испытаниям, а то и становятся призерами состязаний. Соответственно, продолжается засорение пород, хотя там, где чистых хортых не осталось, это больше грозит грейхаундам.

К счастью, в областях, где грейхаунды не составили конкуренцию хортым (в Волгоградской, Саратовской, Тамбовской, Харьковской, Луганской областях), охотники соблюдают чистоту породы. Во многих областях Украины хортые и грейхаунды, так сказать, мирно сосуществуют: Николаевская, Херсонская, Донецкая и другие. И пусть владельцы хортых в последнее время не выигрывали состязаний, но не раз попадали в призеры. Зато на охоте их собаки безотказны и добычливы. Достаточно сказать, что на Всероссийских состязаниях в 2001 г. в Волгоградской обл. хортая Грза (вл. Золотарев В.) поймала зайца, поднявшегося дальше 100 метров, в одиночку, хоть и пришлось ей скакать около 1 км по раскисшей пашне. Тогда как в 2002 году на Всероссийских состязаниях в Пензенской обл. свора явно нечистопородных борзых под родословными хортых Серикова А. при подъеме зайца на стерне не далее 40 м прогнала русака более 1 км по грунтовке и взяла без видимых угонок в сорах. Вот и возникает вопрос: чем же лучше помеси? Ведь их владельцы "улучшали".

В Украине ситуация несколько иная. До 1996 года официально охота с борзыми была запрещена. По воспоминаниям старожилов, с хортыми издавна у нас охотились. Во всяком случае, ещё в начале XX века они у нас существовали. Немецкий художник профессор Хуго Унгевиттер, у которого до революции 1917 г. было поместье в Аскании Нова Херсонской области, написал около 50 картин, изображающих сцены охоты с хортыми в Таврической степи.
Я много лет подряд, идя на охоту со своими борзыми, встречала старушку, которая, увидев хортых, буквально расцветала. История, рассказанная ею, была трагична. Когда эта женщина была ещё ребенком, в их сельском дворе жили хортые. С ними охотились отец и его братья. Но с приходом коллективизации этих борзых расстреляли просто во дворе на глазах у хозяев. Эта участь постигла большинство борзых Украины. Но с тех тяжелых времен с борзыми все равно нелегально охотились сельчане. Рассказывали, что даже в годы Великой Отечественной войны хортые, которых удалось припрятать от фашистов, какое-то время кормили и себя, и своих хозяев.

Вероятнее всего, эти борзые попадали к нам из Ростовской области, где отношение к ним со стороны руководящих органов смягчилось ещё в 30-х годах ХХ столетия.

Официально хортых начали регистрировать в Украинскую родословную книгу охотничьих собак в начале 80-х. Первым был Дар Финагина А. Тогда же стали проводить первые Украинские состязания борзых. В Харькове и Сумах собаки были преимущественно ставропольские, в Донецке и Луганске - ростовские. Немалую роль в формировании нашего поголовья хортых сыграл и питомник ИЭМЭЖ под руководством Габидзашвили Т. В.

Были популярны хортые в Николаевской и Херсонской областях. Охотились с ними и в западных регионах Украины: Черновцы, Тернополь. Но, к сожалению, в последних раньше всех начали кровить хортых грейхаундами. Припоминаю, как по недосмотру экспертной комиссии к Украинским состязаниям 1994 года в Донецкой области был допущен гибридный кобель Арчибальд. Он, в тяжелых условиях на грубой пашне поймав зайца, стал призером состязаний. Вот тогда-то и кинулись некоторые безграмотные борзятники улучшать грейхаундами своих хортых. Так пропали гнезда отличных хортых в Мариуполе Донецкой области, в Сумах.
 С полем!

И все-таки в последнее время интерес к чистопородным хортым возобновился. Число любителей и ценителей этой породы растет. Как загораются звезды на вечернем небе, так появляются все новые точки на карте СНГ, где охотники возвращаются к нашей старинной породе борзых. Растет поголовье, а значит, появится возможность ужесточить отбор и улучшить рабочие качества. А пока мы вынуждены работать на близкородственном разведении, чтобы сохранить чистоту породы и не утратить того ценного, что оттачивалось веками. И я надеюсь, что в скором времени наша хортая вернет себе былую славу и станет достойным соперником русским псовым борзым и грейхаундам на национальных состязаниях как Украины, так и России.

Е. В. ХАЛМОШИ,
эксперт 1 категории по породам и испытаниям борзых

* Ретязь – устаревшее украинское название – цепь.

Вы можете оставить свои комментарии или обсудить эту статью
на форуме

Другие новости сайта borzoi.org.ua

22 ноя, 2007 | Helena


« Предыдущий - Следующий »
---------------------------------------------

Комментарий

Комментариев еще нет. Вы можете стать первым!
Регистрация не обязательна!

Оставить комментарий

Закрытая новость. Невозможно добавлять комментарии в закрытую новость

Категории

Поиск

Реклама