Добавить в закладки

Каждое меткое слово – картина охоты

Ни одной породе охотничьих собак не посвящено столько красочных сравнений и эпитетов, как борзым. Только одних окрасов с оттенками у них насчитывается более двадцати: красный и белый, черный и серый, половый в серебре и с темным налетом (бурматный), полово-пегий, серо-пегий, чубаро-пегий и так далее. Половый окрас походит на желтый цвет глубокой осени. Как опавшие листья имеют множество цветов и оттенков, так и окрас борзых бывает бледно-половый или чуть краснее — красно-половый, а если половый с темным налетом — это бурматный, который в старину еще называли грязно-половым (П. Губин).
Впервые бурматный окрас встречается в записках П. М. Мачеварианова. Муругий окрас — когда по красному пробивается черная ость, чубарый — по красному или половому идут темные полосы, как на тигре или как жилы на мраморе (П. Губин). Необыкновенно красивы полово-пегий, красно-пегий, муруго-пегий и чубаро-пегий окрасы, когда по основному белому фону пестрят отметины разных цветов, от серых до голубых. Бывает окрас с подпалинами, когда на щипце (морде), иногда над глазами пробивается половая или красная псовина. При темных окрасах характерна еще мазурина — чернота щипца.
 Свора Г.Г.Кузнецова: Наградка, Завладай,  Награждай
Свора Г. Г. Кузнецова: Наградка, Завладай, Награждай

Необычайно яркое зрелище было в Першине, когда выстраивались своры разных окрасов и оттенков в сопровождении борзятников в нарядных костюмах с длинными, серебристо сверкающими рогами и кинжалами.

Сохранились воспоминания Д. Сонцова (Першинские садки. 1910 г.): «Захватывающе красива была картина, когда по очереди перед зрителями выстраивалась сначала стая багряных с доезжачими и выжлятниками, имея по обе стороны конных борзятников с борзыми темных окрасов на своре (17 свор), а потом стая пегих гончих и борзятники с 18 сворами борзых пегих и светлых окрасов... Вся картина, освещенная лучами заходящего солнца на фоне деревенского пейзажа, дышала какою-то необычайной силой и прелестью, понятной одному охотнику. Мы стояли приумолкши, и фантазия уносилась в осенние поля и леса, где заревет эта стая и вихрем понесутся лихие своры.»

До наших дней сохранились старинные, исконно русские определения экстерьера, присущие только борзым. Широкая и вместе с тем дугою выгнутая спина получила название «степь». Охотники и эксперты, как о достоинствах борзой, говорят — сука скамьистая, широкостепая. Собаку, сложенную сжато, называют короткой. Если у кобеля спина выгнута дугой, говорят, что он с верхом, о суке с такой степью говорят — сука с напружиной. Если в спине впадина, такая борзая перелякая (переслега). Это большой порок.

Для борзой характерны особый тип головы, узкой, сухой, с едва заметным переходом от черепа к морде, а также форма и манера держать хвост — правило. Если правило тонкое с густым подвесом в форме серпа, говорят — в правильном серпе. О борзой, у которой уши покрыты длинной волнистой уборной шерстью, говорят — уши в бурках; если уши полустоячие с запрокинутыми вперед концами — они в чепце, а уши конем — поставленные на всю длину.

В псовой охоте были выжлятники и псари, доезжачие и ловчие. Выжлятник воспитывал щенков — выжлят (от слова выжлец), пока они поступят на смычки, затем их хозяином становился доезжачий, который и доезжал их до верной, нестомчивой работы в поле (в острову). Ловчий — главный распорядитель охоты, ему подчинялись все лица, в ней участвующие.

Красивы и неповторимы определения полевых качеств борзых. Про борзую, от которой не уйдет ни один русак, говорят, что она лихая или ловец. Такая борзая совмещает в себе и резвость и поимистость. Исключительной резвостью отличались борзые першинской охоты.

В книге известного в прошлом заводчика и эксперта Дмитрия Павловича Вальцова «Псовая охота в Першине» описана резвая травля волка: «Я много видел травль злобшейшими собаками кровей Назимовских и Новиковских, и всегда в таких условиях матерые волки уходили: сорвавшись после двух приемов при недалекой опушке, матерый уже не давал себя доставать особенно по тяжелому полю, и тут мое сердце дрогнуло: «Уйдет!» Но резвость першинских собак опять выручила: красная сука из своры Головина Сирена вылетела из кучки собак, страшным броском достала волка и повисла у него на загривке, кобели накрыли и подняли его (волка) на воздух».

В этих охотах под Першиным участвовала великолепная наездница, водившая сама полово-пегих борзых на своре, Мария Алексеевна Болдарева. Она, как истинный охотник, ни в чем не уступала своему мужу — Артемию Константиновичу Болдареву.

Каждое меткое слово — это картина охоты. Услышишь: «борзые пометили цвелого русака и заложились», - и перед взором бешеная скачка. Заяц сел на рубеж (побежал дорогой), он не удаляется, а отрастает, но резвые борзые спеют, и вдруг одна могучим броском донесла себя к зверю (доскакала), ударила грудью и поставила русака ушами назад — дала угонку, мгновенно справилась и снова вихрем приспела — так и «вздернула» (но не понесла на щипце, а именно «вздернула» — поймала). Лихая борзая совмещает в себе страшную резвость и поимистость (поимчивость). Поимистая борзая может быть и не особенно резва, как говорят борзятники,— изобьет зайца на угонках, но не поймает.

Угонкой называют тот момент травли, когда зверь, настигнутый борзой, бросается в сторону или назад, в обратную сторону; тогда говорят — борзая бросила или поставила назад ушами.

Одним из самых важнейших качеств борзой является бросок — быстрый, молниеносный порыв при поимке зверя. Бросок — это не один скачок, а несколько, почти неуловимых для глаз. По быстроте и красоте бросок борзой можно сравнить с полетом чирка, когда он с высоты бросается в озеро. Без броска борзая не может быть поимчивой.

Для успешной охоты борзые должны быть удачно сосворены. Как гончатник подбирает смычок одних ног, одинаковой паратости, так и борзятник сосваривает борзых одинаковой резвости.
Борзая скачет, заяц бежит, борзятник атукает - травит. Про борзую, которая еще не скакала, говорят, что она не знает или не видала зверя. Когда борзая впервые «покажет себя в поле», говорят, что она заскакала, и тогда охотнику кажется, что нет никого на всем белом свете милей его любимой собачки.

Время неумолимо течет. Меняются правила, обряды, исчезают слова. В прошлом веке говорили — поимчивость, отпазаночить (П. Мачеварианов, журнал «Природа и охота», 1875 г. №1, 2, 3). Сейчас же во всех справочниках пишут отпазанчить (отрезок пазанок) и поимистость. Исчезли из нашего лексикона известные в прошлом слова — натеклый зверь, то есть пришедший из другого острова (лесного массива), или отселый, круто свернувший в сторону. Образно и метко выражение «оплясывать зверя». Так говорят о борзой, которая не берет зверя по месту (за горло, за ухо), а только крутится возле него, словно пляшет. Про борзую, которая без отрыва берет зверя по месту, говорят — приемистая. Псовые охотники «принимали зверя», то есть кололи и забирали его у борзых.

В старину существовали пантомимные сигналы псовой охоты, каждый охотник обязан был их знать. Когда зверь побежит на охотника, ему кричали: «Береги поле!» Необыкновенно красочны и мелодичны были позывы в рог по волку или по лисице. Когда псовый охотник поднимал правую руку вместе с арапником и протяжно и громко кричал: «А-ту-е-гol» — это означало, что он подозрил зайца. Заяц принадлежал подозрившему охотнику, чья бы борзая ни поймала его. Если псовый охотник останавливался и молча поднимал над головой фуражку, это означало, что он увидел лежащую лисицу. Если псовый охотник скакал с поднятой правой рукой, в которой держал фуражку, то он травил волка; а если в правой руке арапник — то он травил лисицу.

В старинных изданиях встречаются такие выражения страстных охотников: "как приспела, так и вздернула" или «борзая так рыскуча — по ножам ловит», то есть по мерзлому грунту .

Восхищаясь полевыми качествами борзой, говорили: «ну, эта собачка с подскачкои варкой, вытяжной и с броском». Это означало, что борзая лихая и с броском, подобным выстрелу, от нее зверь не отрастет и не уйдет в горизонт или вдаль. Про зайца, который увертывается от собак, припадая к земле, говорят — усаживается на угонках. Если псовый охотник пересечет путь зверю, говорят — замастерил зайца, лисицу.

В псовой охоте, как в любой науке, нужны знания, умение и смекалка. Охотник должен уметь показать зверя собакам. Когда он делает это неумело, говорят «прометал собак» или «оттопал зверя», то есть подшумел; «обазартился» — погорячился. Когда псовый охотник, доезжачий или ловчий владеет до тонкостей искусством охоты, говорят «насадил стаю на гнездо — логово, набросил гончих, принял гончих на смычки, отхлопал зверя, направил его не туда, куда зверь хотел, или направил зверя в остров». Особенно образны и живописны названия псовых охот — в равнину, в наездку, по пороше.

Езда в наездку бывает на хлопки, на мышковку, с кричанами, на узерку. При езде в наездку борзые рьшут за охотником без своры. Езда на хлопки производится только по зайцу. Охотник хлопает арапником, стараясь взбудить зверька. Езда на мышковку — только на лисиц в октябре. Езда на узерку производится, когда заяц выцветит, сделается цвелым и его далеко можно узреть, увидеть на лежке. Езда в равнину заключается в умелом равнении, чтобы не пройти мимо зверя. Соблюдая тишину, борзятники движутся развернутым фронтом, насколько позволяет местность, и не переезжают (не переходят) путь соседнего борзятника. При езде в равнину плохо высворенные борзые должны быть непременно на сворах. Успех охоты зависит от резвости и злобности борзых.

В прошлом веке были известные на всю Россию борзые знаменитых псовых охот - Н.П.Ермолова, С.В.Озерова, С.С.Кареева, Н.Н.Бибикова, С.М.Глебова, Д.Д.Осиповского, А.К.Болдарева, П.А.Березникова и многих, многих других выдающихся знатоков псовой охоты.

Очень интересны воспоминания нашего советского художника А. Н. Комарова, который будучи еще юношей, побывал на травле волков знаменитыми борзыми Сергея Владимировича Озерова:
«...Знакомый мне муруго-пегий кобель Терзай с налета грудью ударил волка и злобно захватил его горло. И вот уже вся свора прижала волка к земле... Стреляй и Кидай показали себя молодцами. Эти два богатыря, снежно-белые, с густой, завитой кольцами псовиной — красавцы!.. Тепло распрощавшись с семьей Озерова, я покинул Свиридово, где узнал и полюбил псовую охоту».


Б. Марков


Журнал «Охота и охотничье хозяйство» №5, 1990г.


Другие новости сайта borzoi.org.ua

14 апр, 2008 | Helena


« Предыдущий - Следующий »
---------------------------------------------

Комментарий

Комментариев еще нет. Вы можете стать первым!
Регистрация не обязательна!

Оставить комментарий

Для комментирования вы должны зайти как пользователь

Категории

Поиск

Реклама