Добавить в закладки

Русская псовая борзая

В порядке обсуждения

Русскую псовую борзую у нас ценят и любят, но по совершенно непонятным причинам у нее бывали, да и теперь встречаются недоброжелатели. Надо сказать, что открытое гонение на собак этой породы теперь позади, и если в далекие 20-е годы вопрос об их защите от поголовного уничтожения был актуален, то в наши дни он, бесспорно, снят с повестки дня. Однако теперь над русской псовой борзой нависла иная угроза, а именно замена ее выборзками.
 Утеха и Душенька
Утеха и Душенька. Фото А.Толмачева

В нашей кинологической литературе начиная с 1956 г. качества этой отечественной породы собак часто ставятся под сомнение. В № 2 журнала «Охота и охотничье хозяйство» за 1956 г. появилась статья П. Шаповалова— эксперта из Тамбова; ратуя за охоту с борзыми, автор усомнился в превосходстве чистокровных псовых борзых над местными полуборзыми собаками, которых он наделил поразительными охотничьими качествами, вероятно забыв о том, что они скачут и ловят не кровью беспородного Шарика, а той малой кровью чистопородных собак, которая в них еще присутствует.

Как это ни парадоксально, но, на словах отдавая должное старому типу чистокровных псовых борзых, к почти такому же выводу пришел и московский эксперт В. Казанский. В статье «Длинношерстные борзые средней полосы России» (в девятом номере журнала за тот же год), выражая cвoе критическое отношение к статье Шаповалова, он на деле во многом оказался согласным с ним. По словам Казанского, среднерусская длинношерстная борзая выглядела следующим образом: «Псовина довольно густая, но грубее и короче, чем у русской псовой. Голова слегка широколоба, с небольшим переломом, щипец короче, чем у псовой. Уши небольшие, более или менее затянутые назад, полураспущенные и посаженные невысоко. Глаза темно-карие или карие, довольно крупные, но не выпуклые, как у псовой. Шея в поперечном разрезе круглее, чем у псовой, и без шерстной муфты. Спина лишь слегка выпуклая. Грудь спущена глубоко и несколько бочковата, не так узка, как у псовой. Плечо прямоватое, кости ног не плоские, как у псовой, а овального сечения, лапы овальные, даже круглые. Живот без резкого подрыва, как у русской псовой породы, но все же со значительным плавным подхватом».

Бесспорно, что такой облик новоявленной «борзой» настоящих ценителей этой породы явно не устраивал, и в ответ на это последовал целый ряд полемических статей, в которых В. Соловьев, А. Паршин, Э. Шиит, М. Громов выступили в защиту русской псовой борзой. М. Громов, в частности, писал следующее: «В. Казанский, ставя вопрос об описании среднерусской длинношерстной борзой, отрицает лучшие, выработанные и накопленные столетиями полевые и экстерьерные качества русской псовой борзой... Он пишет: «В самом деле, нужно ли пусть грубоватую, но очень сильную, исключительно выносливую во всех отношениях собаку заменять псовой борзой со всей ее утонченностью и изысканностью, с молниеносной резвостью накоротке и не способной к упорной и затяжной скачке... Экстерьер старой псовой не должен считаться идеалом, да он и не нужен при всех знаменитых заслугах псовой борзой и ее прославленной бесспорной красоте».

Автор статьи ратует за замену русской псовой борзой новой породой, которую он именует «среднерусской длинношерстной борзой», причем сам же признает, что эту группу собак самостоятельной породой назвать нельзя». М Громов считает, «что выборзков нельзя называть самостоятельной породой. Эта «порода» имеет случайное происхождение и может улучшаться лишь путем вязки с чистопородными кобелями с целью приближения к качеству чистопородной. Вязать же чистопородных сук с непородными кобелями или даже выборзками — преступление!»

Казалось бы, после такого убедительного высказывания можно было бы поставить крест на тамбовских местных «борзых». Однако на протяжении последующих 20 лет в печати чаще говорилось именно о «новых» породах борзых, чем о чистокровной русской псовой борзой. Может быть, это и послужило поводом к тому, что в сборнике «Охотничье собаководство в СССР», вышедшем в Кирове в 1976 г., в статье под названием «К вопросу о совершенствовании русской псовой борзой» П.Шаповалов и В. Херувимов вернулись к теме двадцатилетней давности. Знакомясь с этой пространной и довольно противоречивой статьей, невольно приходишь к целому ряду неутешительных выводов. Сразу же бросается в глаза то, что авторы выдают "тамбовский тип" борзой за явный эталон современной русской псовой борзой в нашей стране. Они пытаются убедить читателя в том, что разнотипность, существующая в поголовье тамбовских собак, зависит не от наличия в их крови примеси неборзых собак, а по какой-то иной причине, доказывают, что эта разнотипность не недостаток, а явное достоинство. Защищая это мнение, авторы ссылаются на весьма сомнительные высказывания Н.Челищева о типах русской псовой борзой в дореволюционной России. Путая времена и факты П. Шаповалов и В. Херувимов приписывают известному русскому художнику и борзятнику П. Соколову, жившему за добрые 30 лет до выхода в свет брошюры Н. Челищева, то, что он «запечатлел отдельные из этих типов на своих картинах». Но ведь по рисункам даже художника-реалиста вряд ли можно судить о типе собак.

Опираясь не случайные факты, они пытаются доказать, что кровные русские борзые изжили себя. В качестве аргумента авторы упоминают о единичных собаках этой породы, попавших в руки тамбовских сельских охотников, которые будто бы по внешнему виду ничем или почти ничем не отличались от типичных выборзков. Описывая Метель Кошелева, происходившую от Родного Невежина и Метели Губкина, то есть родную сестру Коротая Губкина,— породного и, судя по имеющейся у меня фотографии, неплохо одетого кобеля, давшего с Асунтой Зотовой весьма породных московских собак, они заявляют, что она: «...как и ее однопометницы, вообще какая-то "раздетая", и ее трудно было отличить от других менее породных (?) собак. Шерсть у Метели — по их словам — была очень короткой, и только присмотревшись, можно было разглядеть на ней нечеткий муаристый (?) рисунок».

Опираясь на эти наблюдения, авторы делают вывод, что шелковистая и длинная псовина несвойственна русской псовой борзой, и даже заявляют: «Да и к чему она!» Вероятно, в пылу полемики осталось забытым даже, что само название "псовая" опровергает их выводы. Конечно, нельзя не согласиться с авторами в том, что содержание русских псовых борзых «где-то в закуте» в какой-то мере лишает их одного из основных признаков природы.

Л. П. Сабанеев в большой и незаслуженно забытой статье о борзых, опубликованной в журнале «Природа и охота» за 1897 г., писал по этому поводу следующее: «Всего замечательнее у псовых борзых это качество псовины, ее мягкость, тонина и вместе с тем шелковистость, зависящая, впрочем, главным образом от тщательности содержания».

Хочется процитировать отрывок из «Записок псового охотника Симбирской губернии» М. П. Мачеварианова — блистательной книги о русских псовых борзых, которой в прошлом году исполнилось ровно сто лет,— там сказано следующее: «Я обязан сказать несколько слов о выборзках, единственно потому, что эти недопески у многих нынешних охотников сменили кровных борзых собак. От бестолкового смешивания разных пород произошли бесчисленные виды собак ловчих, из которых некоторые составляют отдельные «породы». «Пород» этих у меня нет возможности описать, да и не стоит труда. Сколько есть охотников, которые на протяжении всей своей жизни не видели первоклассных псовых собак, а содержат выборзков, называя их «густопсовыми», «псовыми» и «чистопсовыми». Собаки эти имеют действительно отличную псовину, но уже не шелковую... Все они малорослы, грубы, мясисты, прилобисты, короткошеи, большей частью круглолапы и столько похожи на кровных псовых, сколь башкирская лошадь на орловского рысака. «Породы» эти произошли от смешивания борзых с дворовыми, а потом ведены от выборзков, из которых, к сожалению, иногда выраживаются резвые в полях собаки. К сожалению, говорю я, потому, что многие охотники увлеклись этими выродками, выказавшими случайную резвость, и не стали обращать внимание на родословную родителей, а польстившись широкой колодкой, вывели широколобых кутек и лишились дивных красотой, резвостью и ростом первоклассных псовых собак... Вот почему все степные охотники с мнимой жадностью травят лису и пропускают русака с оговоркой: «Ну что за удовольствие травить зайчишку». Да и на волков у них охота смертная, да участь-то горькая. Недопесками травят волчат в августе, когда они плоше барана, а перестоков, переярков и старых провожают с острова на остров с торжествующим улюлюканьем и безнадежной надеждой на успех».

Мне кажется, что одного этого отрывка вполне достаточно, чтобы объективно осветить качества «тамбовского типа», а на деле — типичных «недопесков». Да и сами авторы с этим в какой-то мере согласны, так как говорят о происхождении тамбовских борзых следующее: «Судьбой местных борзых никто по-настоящему не интересовался, и сами сельские охотники, не имея в большинстве кинологических знаний, вязали своих собак со всеми борзыми, полуборзыми и неборзыми собаками».

Тут, вероятно, можно было бы поставить точку. Но среди «явных сенсаций», почерпнутых мной из вышеназванной статьи, была следующая. Тамбовские эксперты считают (в чем я с ними на этот раз полностью согласен), что не назрела «необходимость введения стандарта на новую, так называемую промысловую, длинношерстную промысловую, среднерусскую промысловую или среднерусскую длинношерстную борзую, рекомендованного экспертом всесоюзной категории В.Казанским и некоторыми другими московскими кинологами». Авторы мотивируют это тем, что В. Казанский, Б. Арманд, а вслед за ними и Э. Шерешевский, руководствуясь стандартом на русскую псовую борзую, до 75% местных борзых оценивали выше «удовлетворительно»; по мнению авторов «это означает, что подавляющее большинство современных борзых (видимо, тамбовских) соответствует требованиям стандарта русской псовой борзой и что высококвалифицированные эксперты считают их вполне пригодными для племенной работы по породному совершенствованию».

Только благодаря незнанию или непониманию породы или полному равнодушию к ее будущему можно с такой удивительной беспечностью и легкостью одаривать тамбовских выборзков столь высокими и щедрыми оценками. Правда, можно подумать и о том, что существующий стандарт русской псовой борзой написан из рук вон плохо, раз не возбраняет принимать явных «недопесков» за кровных, породистых собак.

В настоящее время поголовье русских псовых борзых в стране значительно выросло, и если 20 лет назад, когда их были считанные единицы, еще имело какой-то смысл заниматься поглотительным скрещиванием сук «длинношерстных борзых средней полосы» с чистокровными русскими псовыми кобелями, то теперь такая надобность явно отпала. При правильном племенном разведении, наладив повсеместный всесоюзный учет чистокровного поголовья русских псовых борзых, мы сможем за самый короткий срок обеспечить всех псовых охотников не только города, но и сельской местности доброкачественным поголовьем кровных собак.

Чистопородная современная русская псовая борзая по своим рабочим качествам на голову выше всех выборзков, только ее следует правильно разводить, выращивать и содержать. Поэтому в самом недалеком будущем следует обязать областные общества охотников, где «культивируются» выборзки, принять эффективные меры по внедрению чистокровного поголовья русских псовых борзых, способных даже на местных выводках и выставках получать заслуженные оценки, на плохой конец, хотя бы по существующему ныне стандарту. Благосостояние и культурный уровень сельского населения нашей страны за последние годы неизмеримо возросли, теперь и охотники сельской местности в состоянии держать кровных русских псовых борзых и успешно работать с ними.

Найти достойный выход из создавшегося положения, вероятно, не так легко, как думают некоторые, но выход, бесспорно, есть. Нужно научиться называть вещи своими собственными именами: то есть русскую псовую борзую — русской псовой борзой, а выборзков — выборзками.

Необходимо также помнить о том, что «породотворчество» — дело длительное и сложное и по этой причине подходить к нему следует с полной ответственностью.

Вероятно, настало время создать полноценный стандарт современной русской псовой борзой — нашей отечественной породы, такой стандарт, которым могли бы смело пользоваться не только все эксперты нашей страны, но и эксперты русской псовой борзой за рубежом. Это наше законное право — право родины блестящей породы собак.

И.Соловьев

Журнал «Охота и охотничье хозяйство» №8, 1977


Другие новости сайта borzoi.org.ua

07 июн, 2008 | Helena


« Предыдущий - Следующий »
---------------------------------------------

Комментарий

Комментариев еще нет. Вы можете стать первым!
Регистрация не обязательна!

Оставить комментарий

Для комментирования вы должны зайти как пользователь

Категории

Поиск

Реклама