Добавить в закладки

Хортые и степные борзые на Дону

В результате ведущейся в Ростовской области кинологической работы и общего подъема культуры наших охотников местные борзые с каждым годом становятся суше, породнее. Однако нельзя не сказать и о все еще сохранившихся кое-где предрассудках. Находятся «специалисты», которые, пытаясь сделать собаку особенно резвой, вырезают у нее из-под языка некоего мифического «червяка». Есть и такие горе-собаководы, которые утверждают, что от хорошего корма, особенно летом, собака обязательно «сдуреет», т. е. взбесится. Иные на спине борзой подсчитывают какие-то «косточки», веря, что чем их больше, тем собака резвее. Признаком резвости считается также и длинный хвост. В Морозовском районе признаком породности служит прибылой палец.

Содержание борзых, выращивание и воспитание молодняка зачастую крайне примитивны и чрезмерно суровы. Холод и недостаточное кормление, в которых растут многие наши борзые, отрицательно сказываются на их развитии, а то и влекут гибель собак.

Сельские охотники готовят собак к охоте более чем просто. Едва борзой исполнится 10—12 месяцев (а зачастую и гораздо раньше), ее берут на охоту, дав ей «в наставники» опытную собаку. Счастье ученику, если уже на втором-третьем выходе он проявит себя жадностью к зверю или быстротой, иначе хозяин отдаст его другому или просто пристрелит, чтобы не тратить зря корм. Таким образом, гибнут подчас потомки отличных рабочих собак, особенно кобели, которые позднее могли бы оказаться превосходными работниками. Эта «система», разумеется, порочна, зато если борзая дожила до двух лет, то это, наверняка, дельная рабочая собаке.

Большинство борзятников Ростовской области охотится с одной борзой; редко кто держат пару, а трех собак, своры, нет, кажется, ни у кого.

 Cтепная борзая. Фото В. Тихомирова
Cтепная борзая. Фото В. Тихомирова

Обычно владельцы одиночных собак собираются в группы по 2—4 человека и травят парами и сворами; такая травля, конечно, делает охоту добычливей. Все охотники берут на травлю ружья и попутно стреляют случайного зверя.

Если еще недавно борзые при охотниках рыскали на свободе, то теперь большинство борзятников поняло целесообразность водить собак на сворках. На закрепление в породе хороших рабочих качеств, очевидно, влияет жесткий отбор, но еще большее значение имеет, несомненно, та кинологическая работа, которая ведется сейчас с борзыми Ростовской области. Очень большая роль принадлежит выводкам и полевым испытаниям, где сельские охотники могут «на других поглядеть и себя показать», учатся понимать экстерьер, значение породности и сравнивать рабочие качества собак. Об этих качествах, и прежде всего о резвости, надо поговорить особо.

На первых ростовских испытаниях (в двадцатых годах) судьи любовались двухкилометровыми проскачками борзых; теперь же такую проскачку увидеть трудно, так как для поимки зверя собаке достаточно 600—700 м, а то и гораздо меньше.

Представление о том, что наша промысловая борзая берет русака измором, но не в состоянии «сжечь» его, неверно. Это становится явно дней через 10—15 после открытия охоты, когда собаки втянутся, войдут в рабочую форму.

На испытаниях, которые обычно проводят у нас в октябре, собаки выступают безо всякой подготовки и все же показывают очень хорошую резвость. Как хортые, так и степные борзые способны, завидев зверя, сразу же развивать ошеломляющую его скорость. Мало этого: заметив, что поднятый зверь стремится спастись в полезащитной лесополосе, борзые на последних 15—20 метрах перед полосой берут его без угонки таким стремительным порывом, за которым невозможно уследить. Очевидно, лесные посадки заставили собак приспособиться и выработать ту вспышку скорости, которая у псовых борзых называется броском. Это новое качество местных борзых уже начинает передаваться по наследству, иногда его проявляют да же первоосенники.

Зоркость у местных борзых также все более и более развивается. Это доказывается, например, тем, что теперь наши собаки зачастую не теряют зверя даже в лесополосах. Прежде такое считалось невозможным и даже невероятным. Потому не так уж и удивительно, что хортые и степные уже способны замечать зверя, поднявшегося среди травы и бурьяна метров за 250.

Наряду с этим некоторые местные борзые проявляют порочное стремление пользоваться для розыска зверя чутьем. Поэтому подобная собака обнюхивает землю, зверь нередко вскакивает в стороне и уходит незамеченным. Столь же вредна и склонность единичных борзых тропить зайца на пороше на глазок по следу, причем сплошь да рядом «в пяту».

Настойчивость и выносливость борзых Ростовской области получили отличное развитие. Тут они, безусловно, превосходят собак северных областей и способны работать целыми днями; лапы многих из них не боятся замерзшего грунта.

Поимистость присуща большинству промысловых борзых нашей области. Некоторые из них ловят русака даже в полезащитных лесных полосах. Тут, конечно наряду с поимистостью требуется и особое мастерство — умение учитывать и даже предвидеть, где, каким местом побежит преследуемый зверь.

Никакой высворки, помогающей успеху охоты, местные промысловые борзые до недавних пор не знали. Рыская на свободе, они удалялись иногда настолько, что владелец не мог показать им вскочившего у него из-под ног зайца; нередко они бросались к чужой травле, заметив где-то вдали скачущих собак или всадника. Преодолеть этот недостаток помогли выводки и испытания. Вначале на них собак не приводили: они сами являлись вслед за хозяевами. Когда же судьи требовали взять борзых на сворки — владельцы привязывали собак на самые фантастические поводки, начиная от ременного бычьего налыгача или электропровода и кончая колодезной цепью. Собаки на ринге упирались, визжали, и судить их приходилось не на ходу, а только на стойке.

На испытаниях бывало еще хуже.. Там борзых нужно было водить на сворах по нескольку часов. Собаки упирались, их волочили, хрипящих и воющих, владельцы кричали и ругались. Когда же вскакивал зверь, то борзятники, забыв все наставления, спешили развязать узлы веревок и ремней и спускали собак, зачастую не считаясь с тем, чей это заяц, т. е. к кому ближе он вскочил. За одним русаком мчалось до десятка собак и, конечно, в образовавшейся каше ни о каком судействе не могло быть и речи.

По предложению А. В. Лерхе, на испытаниях начали выдавать Призы «за высворку»; средство это оказалось настолько радикальным, что на следующий год борзых показывали чудеса вежливости и дисциплинированности.

 Хортая. Фото В. Тихомирова
Хортая. Фото В. Тихомирова

Испытания и разъяснительная работа судей способствовали также выработке правильного поведения борзых вне своры. Случалось, вслед за скачкой и поимкой зверя некоторые борзые отправлялись в самостоятельный поиск, не дожидаясь подхода борзятника и не слушая его призывов. После того, как таких борзых с испытаний стали снимать, — позывистости своих собак, их послушанию и ожиданию хозяина у пойманного зверя борзятники начали уделять все больше внимания. Особенно действенным оказалось лишение таких недисциплинированных собак призов, несмотря на показанную ими отличную скачку и ловлю. Что касается отношения к пойманному зверю, то местные промысловые борзые никогда не портили шкур, разве лишь в тех редких случаях, когда одного зверя случится заловить двум или трем чужим друг другу борзым. Стараясь отвоевать добычу для своего хозяина, каждая из собак рвет ее тогда к себе. Обычно же стоит одной из борзых, скачущих за зверем, поймать его, как прочие останавливаются. Обычно наши борзые ожидают охотника у пойманного зверя, но есть и такие, что анонсируют, бегут навстречу хозяину и даже аппортируют ему добычу.

Проводимые выводки и испытания оказали благотворное влияние и на племенную работу с местными борзыми. Борзятники стали разбираться в экстерьере и породности собак, в их полевых качествах, поняли, что необходимо выявлять и использовать в породе производителей, лучших по экстерьеру и полевым качествам. Это повело к улучшению поголовья борзых Ростовской области. Однако этих первых успехов еще далеко не достаточно, чтобы успокаиваться на достигнутом. Как можно говорить о породе, если ни одна собака не записана в ВРКОС, а в подсобные родословные книги заносятся лишь единицы?

Чтобы упорядочить разведение наших промысловых борзых, необходимы следующие меры:

1) полный учет всего поголовья с занесением в ПРКОС происхождения борзых и их оценок на выводках и испытаниях;

2) пропаганда основ правильной племенной работы путем издания популярной «Памятки борзятника», содержащей краткие сведения по разведению, воспитанию борзых и правильной охоте с ними, и переиздания (если не будет предложено ничего нового и лучшего) книги В. Казанского «Охота с борзой»;

3) нужно срочно издать стандарты борзых собак, уточненные правила их испытаний, а также соответствующие стандартам плакаты с цветными фотографиями лучших представителей пород (плакаты рисованные обычно дают очень неточные изображения);

4) в областях, где развита охота с борзыми, ежегодно проводить районные и межрайонные выводки и испытания, экспонировать борзых на областных выставках;

5) ежегодно проводить межобластные состязания борзых, обязав Росохотрыболовсоюз привлекать и участию в них общества охотников всех областей, краев и АССР, где борзая работает на охотничьем промысле или у борзятников спортивного профиля.

К.Эсмонт
Хутор Недвиговка,
Ростовская область.


Журнал «Охота и охотничье хозяйство» № 3, 1968 г.


Начало


Другие новости сайта borzoi.org.ua

28 нояб., 2008 | Helena


« Предыдущий - Следующий »
---------------------------------------------

Комментарий

Очень интересная статья!
Спасибо большое за такие великолепные и познавательные архивы!

Дара - 30 нояб., 2008 - 17:29:17
--------------------------


Оставить комментарий

Для комментирования вы должны зайти как пользователь

Категории

Поиск

Реклама