Добавить в закладки

Зайцы и их убежища

  Рисунок В. Фаворского
Рисунок В. Фаворского

В предлагаемой статье обобщены материалы наблюдений за местами дневок и поведением около них зайцев — русака и беляка — на территории Белоруссии, Кировской и Архангельской областей. Сведения собраны в 1963-1994 гг. во время охот и полевых исследований путем опроса охотников.

Русаки и беляки на дневку устраиваются в логовах, которые располагаются как на поверхности почвы под каким-либо прикрытием или без него, так и в небольших естественных или выкопанных самими зверьками овальных углублениях. Как правило, постоянных убежищ зайцы не имеют, устраиваются каждый раз в новом.

Осенью 1965 г. мы неоднократно поднимали крупного русака с лежки, которая располагалась на опушке лесного острова в куртине дубов порослевого происхождения. Причем на дневку зверек устраивался здесь, за редким исключением, ежедневно. Пень давно превратился в труху, которая была раскопана зайцем. Проникнуть в убежище и покинуть его можно было лишь с одной стороны, до того плотным овалом произрастали деревья.

Наши наблюдения позволяют усомниться в том, что подснежные убежища зайца-русака возникают лишь в том случае, когда его заносит снегом во время осадков или метелей. Русак во время кормежки на озимях способен раскапывать довольно глубокий слой снега, добираясь до растительности. Кстати, здесь, на его покопках, нам неоднократно приходилось наблюдать следы жировки серых куропаток. Активно разрывает русак снег и на обочинах дорог, по которым вывозят с лугов сено. Зверьки добираются до его оброненных клочьев, выкапывая при этом глубокие траншеи.

Аналогичное поведение отмечено нами и у зайцев-беляков во второй половине зимы в Кировской и Архангельской областях.

Довольно длинные норы мы неоднократно обнаруживали и на местах кормежки зайцев сеном и клевером у стогов основание которых было занесено огромными сугробами, через которые зверьки прокапывали ходы.

О скорости зарывания русака в снег говорит следующий факт. Как-то в конце января во время охоты я заметил зайца, направляющегося на лежку. Когда зверек исчез в овраге, я через две-три минуты спустился с холма на лыжах и увидел, что за это время русак уже успел наполовину зарыться в снег.

27 января 1963 г. после небольшой метели я шел через чистое поле. Поблизости не было ни кустарника, ни клочка травы. Вдруг сзади я неожиданно услышал шорох и, обернувшись, увидел удирающего зайца. Его лежка была в снежной норе, выкопанной заранее (снег из-за плотной корки не осыпался) и впоследствии занесенной метелью. Зверек, несмотря на обычную в это время сторожкость, подпустил меня на расстояние не более пяти метров.

31 января 1969 г. в небольшом овражке мы подняли с лежки русака, убежище которого располагалось в снежной норе длиной около полутора метров. В конце хода была небольшая отдушина, сама нора имела один поворот. Толщина снега над сводом не превышала 20—30 см.

Не исключено, что русаки прячутся в норах во время непогоды и накануне ее. Все наши наблюдения подобных случаев дневок относятся именно к ненастным дням. Однако вполне вероятно, что таким образом они в первую очередь спасаются от пернатых хищников. Все известные нам подснежные убежища располагались в открытых или хорошо просматриваемых местах со слабыми защитными условиями. О том, что русаки спокойно отсиживаются в глубине снежных нор, спасаясь от воронов и серых ворон, сообщает А.Н.Формозов (1990).

В норе русак ложится головой к входу, а внезапно застигнутый — покидает ее огромным прыжком, взламывая над собой снежный потолок. Аналогичным образом пытаются скрыться в норах некоторые подранки, преследуемые охотниками. Причем зарываются они не только под прикрытием растительности, где снег рыхлый, но и на чистых местах.

Для зайца-беляка характерны поверхностные лежки, причем отмечена их приуроченность к средневозрастным и старым лесам (79,3 % из обнаруженных 270 мест дневок, Мамаев, 1978). Груздев В. В. (1978) сообщает, что 46 % лежек были открытыми, 36,2 % — под елками и стволами наклоненных деревьев и 17 % — в убежищах (завалах, снежных норах). Е. Мартынов (1977) приводит детальную характеристику подснежного убежища беляка, используемого неоднократно, приписывая его беременной зайчихе, готовящейся к родам. Факты дневок в снежных норах приведены в работах В. А.Агафонова (1981), Т. В. Плешака, И. С. Козловского (1982).

Подснежные дневки беляка отмечены нами только в районе свежих вырубок, где зайцы располагались в снежных норах, вырытых самостоятельно, в прикорневых пустотах, пустотах под отдельными валежинами и в их завалах, в штабелях бревен. Подобного рода убежищ под пологом леса нами не обнаружено на протяжении всего периода исследований. Длина самостоятельно вырытых нор доходила в ряде случаев до 3—3,5 м. Толщина снежного потолка в конце наклонного хода нередко превышала 1 м.

Подснежные норы зайцы-беляки используют на протяжении всего зимнего сезона, причем зверьки обоего пола, что подтверждается фактами их добычи.

Несомненно, что залегание беляка в подснежных пустотах ветровальной вывалки облегчает на него охоту лесной кунице. Имеются особи, особенно среди самцов, специализирующиеся на добывании зайцев, для чего они особенно тщательно обследуют излюбленные места их дневок.

Беляки, находящиеся в подснежных убежищах, ведут себя по-разному. Часть из них убегает заранее, другие, видимо, чувствуют себя в полнейшей безопасности и даже не пытаются скрыться. Так, во время охоты 27 ноября 1973 г. на свежей вырубке при грохочущей снежной корке беляк выскочил из прикорневой пустоты елового пня лишь после того, как проходивший рядом охотник удалился метров на тридцать.

При приближении опасности зверек иногда вылезает из норы и некоторое время находится у входа. Если угроза миновала, заяц снова прячется в убежище. Это наглядно иллюстрирует следующий случай. Во время охоты на лосей один из стрелков недалеко от номера увидел беляка, вылезшего из снежной норы. Зверек посидел немного на поверхности, осмотрелся и юркнул обратно. Заяц покидал убежище еще несколько раз, особенно когда усиливался шум, производимый загонщиками. Не испугали его и выстрелы на номерах, прозвучавшие поблизости. Беляк удрал лишь тогда, когда охотник направился прямо к убежищу, в надежде поймать живьем его хозяина.

О нежелании зайца-беляка покидать подснежное убежище наглядно говорят факты, изложенные нами ранее (Плешак, Козловский, 1982). Так, в декабре 1972 и 1974 гг. охотники на протяжении нескольких часов пытались выгнать зайцев из убежищ, расположенных в пустотах под отдельными ветровальными деревьями с кронами, но так и не смогли добиться успеха.

Нам известно несколько случаев, когда удавалось поймать находящихся в норах беляков живьем. Причем зайцы сразу же начинали зарываться глубже, даже не пытаясь проскользнуть мимо охотника или пробить снежный потолок, что не составило бы труда, и спокойно убежать. Подснежные убежища используются зайцами неоднократно, о чем можно судить по следующему наблюдению. В ноябре 1975 г. в небольшом овражке, пересекающем свежую вырубку, был добыт заяц, дневка которого находилась в неглубокой снежной норе на склоне. У лаза в нору были расположены три обледенелых открытых логова, к которым вели следы разной давности (стояла многоследица) с многочисленными орешками экскрементов по краям. Обледенелые стенки снежных нор говорили о неоднократном их использовании (у одноразовых нор обычно стенки шероховатые, слегка покрытые тонкой ледяной коркой). Подобного рода убежища нам приходилось обследовать много раз.

Вырытые в торфяной и песчаной почвах речных склонов, оврагов, морозобойных бугров норы, где зайцы-беляки спасались от кровососущих насекомых, нам неоднократно удавалось находить в тундре. Служили они им на протяжении длительного периода. Кстати, в таких местах беляки часто выходят на песчаные обнажения, где интенсивно катаются в пыли, избавляясь от паразитов. Причем в условиях полярного дня они занимаются этим в любое время суток.

Своеобразное убежище беляка было найдено нами на острове Вайгач в конце июля в горной тундре. Оно располагалось в каменной норе длиной около метра и, судя по скоплению экскрементов разной давности, использовалось неоднократно. В нем было сухо, много прошлогоднего ивового листа.

Таким образом, как у русака, так и у беляка имеются убежища, местоположение которых хорошо известно зверькам, использующим их неоднократно. Естественные убежища, выкопанные в снегу или в земле, служат не только укрытиями от непогоды, но в первую очередь для спасения от хищников, особенно пернатых, защиты от гнуса в летний период. Следует отметить, что рытье снежных нор в районе свежих вырубок — адаптивная черта поведения беляка, позволяющая ему полнее осваивать открытые стации.

Т. Плешак, ст. науч. сотр.
Северной зональной лаборатории ВНИИ
охотничьего хозяйства и звероводства
им. проф. Б. М. Житкова, канд. биол. наук


Журнал «Охота и охотничье хозяйство» № 11, 1995г.



Другие новости сайта borzoi.org.ua

17 марта, 2009 | Helena


« Предыдущий - Следующий »
---------------------------------------------

Комментарий

Комментариев еще нет. Вы можете стать первым!
Регистрация не обязательна!

Оставить комментарий

Для комментирования вы должны зайти как пользователь

Категории

Поиск

Реклама