Добавить в закладки

За красным зверем. Часть ІІ

(Из воспоминаний старого охотника)

Вначале я упоминал, что наша псарня была расположена в трех-четырех верстах от дома. Обширный двор был разгорожен пополам: в одной половине были борзые, в другой — гончие. Часто, проезжая верхом под вечер мимо псарни, я не мог не останавливаться, чтобы присутствовать на вечерней кормежке собак.

Кормежка гончих обставлялась довольно длинной церемонней. Варились мясные отбросы со снятым молоком, и это варево наливалось в большое и длинное деревянное корыто, находившееся в конце двора. За несколько минут до кормежки выжлятник звучным голосом подавал команду: «В стаю!», сгоняя всех гончих в противоположный конец двора. Когда суп был налит в корыто, доезжачий трубил в рог: к этому звуку он приучал гончих, которые по сигналу должны были весело собираться в стаю. Затем он, стоя около корыта, вызывал по имени каждого пса в отдельности. Многие собаки, услышав свою кличку, сейчас же подбегали к корыту; некоторые же медлили, не решаясь отделиться от стаи. Иногда медленно, робкой походкой какая-нибудь из собак пересекала двор, как бы стесняясь такого своего «одиночного выступления». Но прикасаться к пище запрещалось до того момента, пока последняя из собак не подойдет к корыту. Надо было видеть умоляющие взоры псов, терпеливо стоящих у корыта и ждущих сигнала приняться за еду. С приходом последней собаки вся стая была в сборе; опять раздавался рог, трубивший: «В стаю!», и лишь тогда разрешалось приступить к еде. Корыто опустошалось в несколько минут!

Псовые охоты устраивались обычно в островах — небольших перелесках, окруженных полями, и, естественно, после уборки урожая. Доезжачий ехал верхом, а стая гончих следовала за ним у задних ног его лошади. Его помощник ехал сзади, изредка подстегивая собак, почему-либо имеющих намерение отделиться от стаи. Гончие запускались в остров, и их задача была выгнать зверя — зайца, лису, волка — в поле. Тут начинался настоящий концерт: опытное ухо охотника по лаю могло различить, напала ли гончая на след или просто лает впустую, с азарта. Различался каждый голос, интонация; для опытного охотника весь этот хор представлял настоящую симфонию...

Остров на большом расстоянии окружался охотниками, выезжавшими верхом с борзыми. Каждый всадник имел при себе свору — двух-трех борзых. На собаку был надет ошейник с большим кольцом — в него протягивался очень длинный ремень: его один конец имел большую петлю, которую всадник надевал через го лову, одно плечо и левую руку, затем ремень опускался вниз слева и протягивался через кольцо ошейников, конец ремня всадник держал в левой руке. Таким образом, свора борзых бежала с левой стороны лошади всадника. Все же нужен известный навык в езде с борзыми: необходимо, чтобы лошадь не била собак, а собаки должны привыкнуть бежать на своре рядом с лошадью.

Всадники с борзыми расставлялись в поле кругом острова, радиусом не менее полуверсты. Как только зверь выгонялся гончими в поле, охотник должен был прежде всего указать своим борзым на него, но иметь выдержку и не спускать их со своры до тех пор, пока зверь не отойдет от острова на достаточное расстояние. Выждав удобный момент, охотник спускал со своры борзых и начинал скакать за ними. Соседний всадник присоединялся к скачке, и завязывалась бешеная травля. Цель борзой — схватить зверя. Тогда всадник соскакивал с лошади и кинжалом закалывал его.

Лисица и здесь иногда проявляла хитрость; спасаясь от собак и чувствуя, что ее настигают, она внезапно одним прыжком в сторону меняла направление, выигрывая время и избавляясь от преследования. Собаки неизбежно упускали секунды, пока сообразят, в чем дело. Не каждая борзая могла словчиться взять волка, в особенности матёрого. Очень сильный, он часто как-то искусно «стряхивал» с себя собак, к тому же развивал большую скорость в скачке.

Опытному охотнику удавалось иногда сострунить волка, то есть связать его и взять живым. Для этого, однако, нужна была большая сноровка: вместо того чтобы заколоть волка кинжалом, охотник, быстро соскочив с лошади, проворно всовывал зверю в пасть кусок дерева или рукоятку своей нагайки и крепко закручивал ему щипец ремнем; ремнем же он связывал вместе и четыре ноги так, чтобы уже связанного таким образом зверя можно было нести, как мешок.

П.А.Оболенский


Альманах "Охотничьи просторы" № 24, 1966 год.


Часть І
Продолжение следует...

Другие новости сайта borzoi.org.ua

18 июня, 2009 | Helena


« Предыдущий - Следующий »
---------------------------------------------

Комментарий

Комментариев еще нет. Вы можете стать первым!
Регистрация не обязательна!

Оставить комментарий

Для комментирования вы должны зайти как пользователь

Категории

Поиск

Реклама