Добавить в закладки

Первые шаги к мировой славе

  Соловьев И.Б.

Соловьев Игорь Борисович. Родился в 1925 г. в семье русских интеллигентов, мать — врач, отец — художник. Участник Великой Отечественной войны, в 1942 г. был ранен. В 1947 г. студент Литературного института им. М. Горького. В 1948 г. отчислен из института как сын «врага народа» (отец репрессирован). С 1956 г. постоянно публикуется в различных московских литературных сборниках и журналах, пишет стихи и прозу.
Главное увлечение в жизни — борзые собаки. Занимается ими с 1965 г. Известен как автор многочисленных статей и очерков о русской псовой борзой, энтузиаст и активный сторонник сохранения данной породы, которую в течение многих лет пропагандирует за рубежом. Выступает с публикациями о русской борзой на страницах специализированных журналов Швейцарии, Нидерландов и других стран. Почетный член Швейцарского клуба любителей борзой.
В журнале помещен фрагмент из рукописи книги И. Б. Соловьева «Легенды и правда о русской псовой борзой».


* * *

Если мне было не очень легко собирать сведения о том, как вершились дела с породой русских псовых борзых в ее отечестве, то дважды труднее было искать данные о том, какова ее судьба была за пределами родины.

На Западе о русской псовой борзой написано больше чем у нас, но данные о ее первых успехах во всемирном масштабе очень скромны. Причины этого мне неизвестны, но те немногие странички, которые рассказывают о проникновении русской породы в Европу и Америку, безусловно представляют некоторый интерес. Я не стану повторять весьма сомнительные легенды о том, как русские собаки попадали на Запад в XI или XV вв., но если, по Казанскому, они там и «славились», то прижиться они не сумели. По более поздним и более достоверным данным можно смело утверждать о том, что реально русские псовые борзые были завезены туда во второй половине XIX в. и с тех пор на Западе делались попытки не только содержать, но и разводить их.

Об этом говорят не только попавшие ко мне работы английских, немецких и французских авторов, но и первые родословные книги, выпущенные на Западе, копии которых у меня есть. О русских псовых борзых в Англии (сведения почерпнуты из книги Винфреда Чедвига «Борзая») нам известно, что первый кобель Султан появился на выставке в Лондоне в 1863 г. Вокруг этого «чуда с веерообразным хвостом» толпилось огромное сборище зрителей. Борзую купила за 1000 фунтов стерлингов герцогиня Ньюкастльская. По ее поручению в 1871, 1885 и наконец в 1892 гг. на Московскую выставку посылались специальные люди для покупки русских псовых борзых; об этих визитах нам известно и из русских источников.

Именно стараниями герцогини Ньюкастльской в 1890 г. был организован первый в Европе клуб любителей этой породы. Но особенной популярности в Англии русская псовая борзая в первые годы достигла, видимо, потому, что супруга Эдуарда VII, королева Александра, постоянно получала от своего племянника, русского императора Николая II, в качестве подарков собак из императорской охоты в Гатчине. Мне известно только о трех из них: Молодце, Одалиске и Аяксе, но кровь этих собак в родословные английских линий не попала, как, впрочем, и кровь Коротая, родившегося на псарне Воронцова и проданного затем в Першинскую охоту; потом его перепродал Великий князь Николай Николаевич в Англию за 4000 рублей. У меня есть подозрение в том, что сбыл он этого выдающегося кобеля не без умысла, так как последний не дал потомства. Видимо, по этой причине, англичане впоследствии першинских собак не приобретали.

Среди предков современных английских русских псовых борзых были: Демон Нирода, Коротай Соколова, Кайсак Соловцева и Услад Вальцова. Из известных заводов тех лет, кроме «Гранд Дюшесе Ноте», принадлежащего герцогине Ньюкастльской, можно отметить заводы «Мите», организованный в 1898 г. Робинсоном, и завод «Аддлестон», с 1905 г. принадлежащий Власто. Эти заводы просуществовали десятки лет. Завод «Рамсден» Моррисона просуществовал недолго, но дал много хороших собак. На Лондонской выставке 1892 г. было показано 53 борзых, большинство из которых родилось в Англии. В те годы собаки в Англии велись на довольно тесном инбридинге, но для обновления крови туда часто поступали собаки из Франции и Германии.

О первых собаках, попавших в Германию, нам почти ничего неизвестно. Но уже в конце 70-х годов XIX в. на псарне прусского короля Карла-Фридриха их было не меньше чем грейхаундов. В изданной в 1913 г. родословной книге русской псовой борзой в Германии со времени организации первого немецкого клуба любителей этой породы в 1892 г. было записано 500 собак и представлены их родословные. Из них видно, что в создании этой породы участвовали многие русские псовые борзые. Вот их далеко не полный список: Вьюга-1, Блестка, Сокол, Атаман, Сударка, Демон-Кайман, и еще одна Вьюга-2 были куплены у Озерова и поступили в Германию в 1887—1892 гг.; Троянка, Урывай, Ардаган и его сестра Отлика были куплены у Глебова; Лебедь и Завлада приобретены у Блесса, участвовали в разведении; Грубиян Вальцова, Награждай-2 Немировского, Любим Белизова, Нагла Болдарева, Броска Императорской охоты, Лебедь-3 и Разброс Першинской охоты и довольно много других собак.

Несколько позднее в Императорской охоте доктором Вагинером были куплены Чесси и Подар, а несколько позднее им же в Першинской охоте были приобретены Птичка, Асмодей-2 и Иран-2 и приблизительно в то же время — Атаман Сумароковой. Об этих собаках у нас будет еще разговор, но в этой главе я расскажу о другом, а именно о первом описании русской псовой борзой, данном в конце 80-х гг. XIX в. в книге «Хундрассе» немецкого кинолога Франца Кихлера: «В Германии русская борзая держится как комнатная собака. Рост около 70—80 см. Сука несколько длиннее кобеля, а у последнего высота в холке равняется расстоянию между передними и задними ногами, считая от когтей передних лап, до заднего края окороков. Голова не мясиста, сухая, череп плоский и узкий, почти без переносицы, переходящей в длинную морду. Нос черный. Глаза темные, выразительные на выкате, разрез миндалевидный, уши малы со слегка закругленными кончиками, тонкие, высоко сидящие, так что когда собака отводит их назад, то кончики лежат на затылке. Шея прямая, не слишком короткая, но отнюдь не изогнутая по-лебединому. Плечи не слишком мясистые. Грудь неширокая, но и не слишком сжатая. Спина костлявая без углубления за плечами.

У самца поясничная область выпуклее чем у самки. Поясница широкая, круп кососпускающийся. Грудная клетка никогда не бывает бочковидной, всегда плоская, сдавленная, простирается далеко книзу и вперед до локтей. Бока крутые, у самки шире, чем у самца. Живот так же сильно подведен, как у грейхаунда. Передние ноги прямые, близко стоящие друг к другу; рассматриваемые спереди, они кажутся тонкими, с боку же расширяются снизу вверх. Задние ноги несколько подогнуты в скакательных суставах. Голени довольно короткие, мускулатура бедер, как и мускулатура передних ног, сильно вытянута и выступает резко наружу. Пальцы ног длинные, выпуклые, плотно прилегающие друг к другу. Ногти крепкие. Хвост длинный, слегка загнутый на конце. Шерсть мягкая, волнистая, в некоторых местах вьющаяся. На затылке и горле шерсть сразу удлиняется, образуя, особенно зимой, резко выделяющийся воротник.

По характеру своему русские борзые мало похожи на других собак. Искренней привязанности у них нет, они позволяют ласкать себя всякому и легко меняют плохих хозяев. Ласками всякий может подкупить их. Раздразнить же их в то же время очень легко, при малейшем противоречии они скалят зубы. Это животное очень гордое, они не переносят ни малейшего пренебрежения, несмотря на свой поджарый и забитый вид. При возбуждении собака дрожит всем телом и сердце бьется у нее неправильными ударами. Других собак она не любит, когда же дело доходит до недоразумений, то первая скалит зубы. Она очень сильная, несмотря на свою поджарость. При драках всегда прямо вытягивает шею, охватывает противника и из всей мочи трясет его. Маленьких собачек она может поднять в воздух и в несколько секунд затрясти их до смерти».

Судя по этому описанию, первые борзые в Германии были не из лучших, так как они обладали короткими шеями, грудная клетка у них была сдавлена и узка, передние ноги поставлены слишком близко. Собаки были излишне вислозады, а степь их была узка и костлява. Но, может быть, некоторая необычность форм русской псовой борзой, а именно верх у кобелей, вызывал у Кихлера впечатление кососпускающегося крупа, а на фоне широкогрудых немецких собак грудь у них казалась вдавленной и узкой. Однако черты характера русской псовой борзой были подмечены Кихлером довольно точно. Борзые действительно самостоятельны и независимы, с железными нервами, злобные собаки, однако, судя по отношению русских псовых борзых к немецким собакам и особенно к людям, можно сделать неутешительный вывод: в Германию на первых порах продавали или неуравновешенных людоедов и скотинников, по которым плакали русские осины, или же немецкие собаки были настолько негостеприимно настроены и так отвратительно себя вели, что выводили из себя вообще-то компанейских и покладистых русских псовых борзых.
Они не выдерживали и... затрясали до смерти!

Кроме завезенных в самом начале неизвестных мне собак, а также перечисленных мной, в Германию из Англии были завезены: Ронжер, Радиант и Рейнбоу завода Рамден, а также несколько непохожая по кровям Туча Ундервоод. Лучшими собаками того периода были Тартар и Вилка, родившиеся от озеровских собак. Их сменили Вуттки-Вуттки, Милашка, Нахал-Вуттки и Ловец, родившиеся от глебовских собак и сделанные на очень близком инбридинге. Однако самыми известными собаками тех лет стало потомство Нахала-Вуттки и дочери Сокола Озерова — Элины из питомника «Урал», принадлежащего доктору Вагенеру. В этом помете появились сразу четыре собаки, носившие звания чемпионов: Рюрик, Сказка, Злодейка и Победка.

Постоянное соперничество между заводами «Урал» и «Александров», где держались собаки английской ориентации, а также потомство полученное от них, привело к быстрому росту поголовья, и на выставке в Ганновере в 1913 г. было показано уже 60 борзых собак, то есть больше чем на выставках в Москве или Петербурге.

О русских псовых борзых во Франции в ранний период их появления там я знаю совсем немного. По официальным русским данным известно, что в 1867 г. на всемирную выставку, организованную в Париже, в числе других экспонатов была отправлена «свора Его Величества борзых собак», которая получила золотую медаль этой выставки, а Славный и Заида из этой своры ухитрились получить еще по одной золотой медали, но уже персонально. В 1870 г. еще живой в ту пору Протасьев за небывалую в те годы сумму в 2000 рублей продал графине де-Шаво-Юсуповой Сорвана и Первача — двух борзых кобелей, которые, судя по всему, стоили этих денег, так как для того, чтобы полюбоваться на них, в салон графини, по словам очевидцев, «съезжался весь Париж».

В самом начале 80-х гг. XIX в. были сделаны попытки разводить эту породу. Родоначальниками французских борзых были Камой и Ольга из питомника «Ярдан», который существовал еще в начале 80-х гг. прошлого века. У меня есть возможность познакомить вас с кратким описанием их, сделанным во Франции в то время. Вот как оно выглядело: «Из всех пород ливреток самая прекрасная — борзая! Фигура могучая, поза гордая, внешность энергичная, при всей своей элегантности. «Собака храбрая и отважная. Эти данные делают ее великолепным животным!»

Хорошая русская псовая борзая, безусловно, эффектна, этого у нее не отнять, потому слова и звучат так восторженно, но, к сожалению, у меня больше нет ничего интересного по поводу ранней истории нашей породы в этой прекрасной стране. Если верить легенде, это было уже второе нашествие русских псовых борзых во Францию, даже скорее третье, так как второе шло через Данию, но я все же подозреваю, что оно было первым. Среди старых родословных мне попалось только две французских, в которых упоминаются Причуда и Коротай Болдарева; в начале XX в. в питомник «Норд» были завезены першинские Щеголь, а несколько лет спустя — Батый. Правда, в 1906 г. бельгийцы, которые и до сих пор сотрудничают с французскими заводчиками борзых, приобрели у Челищева его лучшего кобеля Сердечного, но потомство от него я так и не обнаружил.

 Рисунок Комарова А.
На перехват. Рис. А.Комарова


В Соединенные Штаты Америки и в Канаду русские псовые борзые попали тоже в конце прошлого века, по неподтвержденным данным, их завезли туда не для развлекательных и декоративных целей, а для охоты на степного волка-койота, которого грейхаунды осилить не могли, а дирхаунды и вольфхаунды просто не догоняли. Так что, как это не удивительно, но по некоторым данным Америка отдала нашей собаке явное предпочтение перед исконно английскими породами. Первые русские псовые борзые прибыли в США из Англии, а в Канаду — из Франции.

Видимо, серьезнее других к разведению борзых в Америке подошел мистер Томас, о котором мельком упоминал еще Вальцов, организовав свой завод, названный «О'Валлей Фарм»: он сперва приобрел несколько собак местного и английского разведения, но очень скоро, не испугавшись трудностей и затрат, он вместе со своей супругой совершил вояж в Россию, где присутствовал не только на выставках и садках, как это делало большинство иностранных покупателей русских псовых борзых, но и посетил Першино.

Именно там он присмотрел Быстрого, от Алмаза и Птички, сделанного на инбридинге. Как он сумел приобрести лучшего кобеля из «собственной своры Его Императорского Высочества Великого Князя Николая Николаевича»,— покрыто мраком неизвестности, но, видимо, торговля шла не шуточная, и главную роль сыграл аргумент в 10000 полновесных долларов, которых мистер Томас отдал за него. Это, пожалуй, была самая дорогая борзая, которая когда-либо продавалась. Правда, в придачу, уже в качестве презента, супруге Томаса была подарена приглянувшаяся ей пожилая Шалость-1. В Америке эта сука была повязана и дала хороший помет.

Успех Быстрого на новой родине был потрясающим: он в течение года перевязал десяток сук и одновременно с этим на всех собачьих выставках безоговорочно бил всех конкурентов и очень быстро стал чемпионом. Есть данные о том, что Томасу предлагали за него 20000 долларов, но мистер на это не клюнул. Окрыленный таким успехом, он через несколько лет повторил поездку в Россию и привез оттуда Ненаглядного, Подара-2 и Циклона-2 из той же Першинской охоты, кобелей весьма приличных, но которым было далеко до первого приобретения. Вместе с ними он привез Ведьму-2 Чебышева, а также Раскиду, Атаманку, Сорву и Пострела Воронцова. Так что ему хватило этих собак, чтобы на протяжении более 10 лет вести породу в основном на русских собаках или прибавляя к ним только малую толику крови русских псовых собак другого происхождения.

Стоили щенки и собаки из этого питомника больших денег, поэтому его конкурентам приходилось привозить себе собак из Англии, Франции и Германии, что, видимо, обходилось дешевле.

И. Соловьев



Журнал «Природа и охота» №1, 1992г.


Редакция borzoi.org.ua выражает огромную благодарность Анне Еременко за любезно предоставленный материал.


Другие новости сайта borzoi.org.ua

18 сент., 2012 | Helena


« Предыдущий - Следующий »
---------------------------------------------

Комментарий

Комментариев еще нет. Вы можете стать первым!
Регистрация не обязательна!

Оставить комментарий

Для комментирования вы должны зайти как пользователь

Категории

Поиск

Реклама